Новая Конституция Путина – синтез королевского двора и ЦК КПСС

Воскресный политический аттракцион: пока 392 поправки в Конституцию приняты, включая коронное обнуление, а Конституционный суд ушел на экстренное заседание в ночь на воскресенье, да так из него не вышел, Путин подписал распоряжение о создании рабочей группы Госсовета во главе с Собяниным для борьбы с коронавирусом.

Можно не заметить, в чем тут драма и ирония. А они в том, что уже через несколько часов после подписания новой версии законов, по которым Путин собирается править, началась радикальная перестройка госаппарата. Не дожидаясь, конечно, никакого всенародного добровольного или даже бумажки из КС.

Когда вы в последний раз слышали о рабочих группах Госсовета, органа, который формально существует с 2000 года в качестве совещательных? Когда этому органу поручали какие-то важные или критические задачи? Ясное дело, никогда. Но 15 марта 2020 года Сергей Собянин был назначен старшим визирем в обход старых правил комплектования такого рода оперативных органов. Коронавирусом в России начал было распоряжаться Мишустин, этот еще месяц назад сильный премьер-министр. Но теперь выяснилось, что правительство должно следовать указаниям рабочей группы Госсовета, которая вручную отобрана Путиным под эту задачу.

Пока не ясно, будет ли Собянин в этой конструкции отвечать вообще за все, от детского питания до искусственного интеллекта, и не станет ли он тем самым чем-то вроде императора губернаторов, по крайней мере, на какое-то время. Но уже сейчас, похоже, ясно, что новая управленческая модель откатывается от веберовской бюрократии и работает скорее как синтез королевского двора и ЦК КПСС. К восторгу почвенников ответ о том, как примирить русскую историю постепенно решается: нужно просто взять из нее все самое омерзительное и заставить ходить, разговаривать и представляться рабочей группой. От двора берется идея приоритета личной лояльности и проверенной субординации перед профессиональными навыками, нужными, например, для решений по пандемии. От ЦК КПСС – дублирование правительственных структур и инициация бесконечной конкуренции на тему того, кто здесь главный, то есть кто в каком порядке ходит к “первому” отчитываться. Есть какие-то комические аналогии, вроде суперсильного министра иностранных дел, которого никакой Госсовет не подомнет – это наш Громыко.

Тут прямо нужны специалисты по политической компаративистике, чтобы проанализировать генезис этого госуправленческого кентавра.

По поводу Конституционного суда, который больше суток бьется над тайной обнуления, пытаясь придать ей подобие юридического правила, тоже можно начинать волноваться. Вдруг там не дай бог нашлись люди с особым мнением? Их же всех расстреляют, а Конституционный суд переподчинят какой-нибудь рабочей группе во главе с Дмитрием Медведевым и сошлют в Торжок. Но все же, скорее всего, заминка чисто техническая: нельзя к Конституции 1993 года это пришивать, химера не оживает, и даже лучшие мудрецы Зорькина не справляются.

Кирилл Мартынов

Кирилл Мартынов, кандидат философских наук, доцент Школы философии НИУ ВШЭ, facebook

Предыдущая публикация атвора – Сравнение брани Саакашвили и Авакова с кладбищенской тоской путинских заседаний

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss