О выборе между Порошенко и Зеленским

Кампания за победу во втором туре началась бодро – достойным обменом ударами с обеих сторон. Но, как мне кажется, за 17 дней до выборов важно поговорить немного о другом. Между чем и чем нам предстоит выбрать, какой у нынешней нашей ситуации “анамнез” и каковы ее перспективы?

Прежде всего, следует сказать: голосование показало назревшие в обществе противоречия, в первую очередь, социальные, поскольку технологический переход и интеграция в Европу на фоне войны и объективной отсталости ряда ранее и ныне регулирующихся государством отраслей (таких, как высшее образование и коммунальный рынок энергоносителей, например) даётся Украине непросто. Это вызывает и “антиэлитарный” протест, и углубляет разрыв между поколениями, в том числе самыми близкими, обостряет культурные различия. Кроме того, Украина десятилетиями живёт в атмосфере “чёрного нарратива”, безверия и априори негативных оценок всего, которыми привыкли кормиться СМИ, а пользоваться упускающая Украину колониальная метрополия, восстановившаяся в силу беспечности Запада империя зла, Россия, и пользующиеся моментом наши политические и коммерческие авантюристы.

Этот тяжёлый переход вместе с тем, происходит во всём мире, кроме стран наиболее отсталых. То, что мы двинулись этим болезненным путём в 2014 году (в первые месяцы – без казны и без армии) свидетельствует о том, что у граждан Украины появился шанс совместно прорваться в пространство благополучия, в отличие от миллиардов людей, погружающихся во мрак (об этом в 2016 году довольно искренне сказал Обама). И даже некоторых развитых стран, готовых сорваться в пропасть. При этом другого шанса у нашей страны не будет – европейские лидеры правильно говорят, что наша пачка лотерейных билетов закончилась. Что же мы теперь намерены сделать с этим своим шансом?

Сторонники Владимира Зеленского, организовавшие, отдавая им должное, эффективную кампанию в стиле “цифрового маркетинга”, утверждают, что он – бунтарь против системы, новое лицо, политически сознательный представитель “творческого класса”, который, надо понимать, “исправит” ошибки и недоработки постреволюционного правительства, приведёт “новых людей”, а его некомпетентность в вопросах государственного управления, внутренней и внешней политики – это мол, дух времени, и только в “плюс”, да ведь он вроде бы согласен положиться на профессиональных советников. Заманчиво! Однако, начиная с последнего – “свежо предание, да верится с трудом”.

В 2010 году прогрессивные круги были убеждены, что Виктор Янукович будет находиться под мягким контролем парламентской коалиции, и жёстким – своих прозападных советников (среди них и нынешнего советника Владимира Зеленского – Александра Данилюка, осуществлявшего связь с компанией McKinsey). Но не прошло и девяти месяцев как президент Янукович отправил парламентско-президентскую республику в мусорное ведро, а еще через два года, после скандальных парламентских выборов (перед которыми его администрацию покинули последние адекватные люди), он стал прислушиваться только к членам своей семьи, к угождающим блюдолизам и к узкой группке работавших на Россию интриганов, которые общими усилиями сбросили его президентство, а с ним и всю Украину в кювет, накликав на неё войну…Конечно, скажут – но ведь Владимир Зеленский, он не такой, он моложе, из другой сферы, вряд ли он разделяет “ценности русского мира по версии Путина”, у него нет криминального бэкграунда, он научится, да и ведь он вообще…Что – “вообще”?!

Власть действует на всех одинаково (уж можете мне поверить), потому что такова ее природа – и природа человека. Поэтому, когда приводят сравнения то с Рейганом, то с Трампом – эти сравнения бьют далеко мимо цели: что бы мы не думали про обоих, оба пришли на должность, имея огромный опыт управления, обладая чёткой и понятной системой ценностей и взглядов, в стране с развитыми механизмами контроля. Поэтому и приходят на ум скорее филиппинский президент-актёр Эстрада (свергнут), итальянец Бепе Грилло (к его чести, отказавшийся от должностей) и президенты-футболисты в некоторых странах Латинской Америки (одного, увы, признали невменяемым). Бунтарь против системы, мегапопулярный президент Бразилии Лула ранее четыре раза сидел в тюрьме, и теперь снова сидит. Нынешний лидер Армении Никол Пашинян – политический журналист и активист и тоже сидел в тюрьме при режиме. А “новые лица” и “молодые прогрессивные специалисты” в украинской недавней истории, по большей части (увы) оказывались прохиндеями или демагогами, заваливавшими работу и обвинявшими в этом “завистников”.

Но даже многое из сказанного можно было бы “съесть” ради призрачной надежды на “внесистемного человека”, если бы не та справедливая тревога, которую вызывает поход Владимира Зеленского в президенты с точки зрения выстраданной интеграции Украины в ЕС и НАТО, украинской идентичности и войны. Трудно не понять его штаб, затуманиващий его позицию по вопросу НАТО – большая часть ныне обретённых им избирателей относятся к НАТО как к “антироссийскому блоку” (или такому, где “нас не ждут”). Несмотря на то, что сам Владимир Александрович, как мы теперь знаем, сделал личный выбор в пользу итальянской собственности и кипрской налоговой юрисдикции, избирателю он предлагает некие референдумы. Не с подачи ли своего советника по международной политике Дмитрия Разумкова из молодёжного крыла Партии Регионов, все эти годы выступавшего с откровенно пророссийских позиций и обильно цитировавшегося пропагандой Кремля?

Всем этим кандидат Зеленский сильно радует наших недоброжелателей в Европе, которые убеждают своих канцлеров и президентов – Революция Достоинства была случайностью, давайте избавимся от Украины как и десять лет назад, заодно осчастливим наших националистов, отменив безвизовый режим – ведь так “захотели сами украинцы, такова их историческая судьба”. Войну Владимир Александрович предлагает завершить “перестав стрелять” (аплодисменты из дворца Путина в Сочи). А украинская идентичность для него и вовсе третьестепенна – притом, что наша Революция не победила бы, а агрессор не был бы остановлен без подвига десятков и сотен тысяч украинских патриотов. Таким образом, Владимир Александрович сам – знает он об этом или нет – превратил второй тур президентских выборов в референдум о том, принадлежит ли наша страна к Европе, или является “культурной” провинцией России, нужна ли нам победа или “мир” в виде капитуляции перед Путиным, о том, являются ли украинцы самодостаточным современным народом – или карикатурными персонажами из сериалов “Мосфильма”. Возможно, многим хотелось, чтобы эти выборы были о другом – но они сводятся, вновь, к этому.

Теперь о Петре Порошенко. Его кампания в первом туре была, в основном, традиционной (частично, это ошибка, потому что общество изменилось, как демографически, так и технологически). Ставка на “традиционные” элиты в Одессе и Харькове, трудно не увидеть – не сработала, ведь это элиты реакционные – они держались за своё и ненавидели всё, как Революцию, так и всё новое, что произошло за эти годы. Третья ошибка – излишний упор на идентичность, в этом смысле, по иронии судьбы, президент Пётр Порошенко и его главный конкурент Владимир Зеленский оба оказались далеки от некоего “оптимума”. При этом за кадром осталась беспрецедентная стабилизация экономики в условиях вооружённого нападения, возвращение Украины в группу мировых лидеров в сфере АПК (и ее модернизация), украинская революция в альтернативной энергетике, в которую ведущие международные корпорации вливают миллиарды долларов, бум в авиасообщении, усиление позиций Украины в глобальной четвёрке IT-промышленности, передовая даже для Западной Европы система ProZorro, сохранение и экспансия нашей ракетной индустрии и ВПК, быстрая интеграция Украины в пространство европейских торговых операторов, “жгучий” интерес не только США, Канады, Германии, но и Китая к нашим “ланам і полонинам”.

Личная роль Порошенко, сумевшего “против шерсти” расслабленного Запада создать из него проукраинскую коалицию, в этих переменах огромна – он вырос из украинских, а не российских 90-х и проявил способность быстро адаптироваться, реагировать на требования общества. Этим Порошенко противопоставил себе большую часть так называемых украинских “олигархов”, которые не остались в долгу: все пять лет они травили его через крупные СМИ, не разбирая даже стороны – пророссийской ли, “патриотической” ли.

Тем не менее, Порошенко огорчил своих ненавистников – и вышел во второй тур президентских выборов. Надо сказать, что это получилось не благодаря каким-то “политтехнологиям”, а в силу сформировавшегося в Украине мощного общенационального движения – очень разного – но получившего первое крещение на Майдане, затем закалившегося за годы войны с Россией и ее наёмниками дома, это крайне “железнобокое” движение, которое рассматривает президентство Порошенко, как минимум, в качестве гарантии невозвращения в недоброе прошлое, в котором руководимой кровавыми безумцами России едва не удалось проглотить нашу страну.

Оно, конечно, как к действующему президенту – претензий к Порошенко у всех слоёв общества очень много (у меня тоже). Но здесь следует сказать вот что – это претензии на уровне совсем другой страны, чем пять лет назад, ассоциата ЕС и государства, которое рассматривается в качестве будущего члена НАТО. Страны с хорошей казной и разбухшим бюджетом. Страны, в которой местная власть наконец получила реальные большие деньги, а университеты – самоуправление. И которой простили часть долгов, накопленных рядом сменяющихся правительств до Революции. Часть из этого всего обеспечивается нашими деньгами, а часть – донорами (грубо говоря, Западом, который всё-таки поверил в нас – Давос последних лет этому свидетельство).

Практически идеальная демократия и свобода слова в нашей стране позволяют “обливать” любые достижения Украины в режиме 24/7, и тем не менее, мы удерживаемся («хорошо держимся») – вот все эти годы подряд, невзирая ни на что, годы сначала страшные, затем сложные, теперь переполненные спорами, а с недавнего – тревожные. При этом, напомню – двадцать лет назад Леонид Кучма был переизбран, невзирая на то, что в первом его сроке рост так и не был достигнут, без войны. Мы живем в четвертом году роста – с войной. Да, он распределяется очень неравномерно – но не затем ли нас всех так достаёт правительство Гройсмана, постоянно повышая социальные стандарты, чтобы разворачивающиеся здесь ТНК не злоупотребляли?

И вот когда я слышу о том, что «реформы недостаточны», я с иронией вспоминаю о том, как западные аналитики во второй половине 2000-х стали писать о реформах времён Кучмы (1996-99),как о «радикальных». Породивших то самое среднее сословие, которое уже не раз защитило Украину, став ядром обновлённой нации. Днями я читал плач какого-то блогера, который возмущался: почему это «вышедший из лимиты киевский средний класс в основном проголосовал за Порошенко». Но ведь не только киевский, и, возможно, проголосовал как раз потому, что хочет сохранить завоёванное, больше не рискуя месяцами и годами нового хаоса, туманностью перспектив с «новым лицом» и постепенным возвращением «старых «евразийских» порядков»?

И последнее: Я уже видел в своей жизни, как – в разной форме – в Украине менялась власть раз шесть. Какая-то логика в этих событиях всегда была. Мне-то не привыкать – в оппозиции я бы четыре раза с 2001 года начиная. Но, несмотря на интересные предложения – в Бельгии, Дании, Канаде и США – решил никуда не иммигрировать. Это моя страна, и я её люблю. Dixi.

Поэтому, в кои-то веки, прошу ПЕРЕПОСТ. Потому что, кроме шуток-прибауток я в этой кампании больше ничего серьезного писать не намерен.

максимМихайленко

Максим Михайленко, головний редактор newssky.com.ua, facebook

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss