Доклад Мюллера означает исключение России из американских приоритетов

Нам не хватает времени, чтобы разобраться с событиями, которые на нас сваливаются. Мы их комментируем и бежим дальше. Вот все бросились обсуждать арест бывшего министра Абызова. Понятно почему: драма такого взлета с таким оглушающим падением! А ведь скоро новая сенсация!
Но насколько мы осознали, что два других события, произошедших недавно, также говорят о драме – но только для всей страны?
Первое – уход Назарбаева с поста президента Казахстана. Назарбаевский пируэт вызвал в России всплеск дискуссии о будущем российском «транзите». Пойдем ли мы назарбаевским путем, а если нет, то почему?

Между тем, Назарбаев преподнес президенту Путину неприятный подарок, напомнив Кремлю о тревожном и неизбежном. Впрочем, обсуждение «конца» нынешней реальности и какую форму он примет, стало российским времяпровождением, которое заполняет стратегическую пустоту.
Но вот ведь ирония: сам разговор о завершении и черной дыре после того, как оно состоится- – приговор и российской системе, и самому Путину. Вряд ли он хочет, чтобы его последнее конституционное президентство превращалось в общее ожидание последнего акта и грызню наследников за право владеть вертикалью. Президент явно хочет говорить о нацпроектах, о своей миссии и своей роли в российской истории. Словом, о великом и возвышенном.
Однако Россия занята другим. Россия обсуждает, когда и как Путин уйдет; а если не уйдет, что сможет сделать, когда сделать уже ничего нельзя.
Разговор о «транзите» не просто выбрасывает в мусорную корзину повестку дня, которую российский лидер хотел бы представить народу. Это и делегитимация его власти. Чем больше элита и пикейные жилеты толкуют о «транзите», тем больше подрывают нынешнее лидерство, лишая его перспективы. И ничего с этим поделать нельзя: само единовластие загнало нас в ловушку, где каждый его жест становится жестом саморазрушения.
Запретить обсуждение «транзита» и карать штрафами? Можно, конечно. Если учесть уже принятые законодательные нормы. Но ведь запретное манит еще больше!
Второе системное для России событие — это вывод американского спецпрокурора Мюллера об отсутствии «сговора» между Трампом и Путиным по поводу вмешательства России в президентские выборы в США. Ирония в том, что подозрения о сговоре между Трампом и Путиным были, скорее всего, последним проявлением «биполярности» России и США, когда два лидера выступали на равных. Даже больше: в восприятии многих Трамп был обязан Путину, что можно считать признаком возвышения российского лидера, сделавшего американского президента своим должником.
Но сейчас «российский фактор» уходит из американской жизни. Какие-то периферийные расследования «российского следа» будут там продолжаться. Но и Демократическая партия, и политический истеблишмент в Америке вынуждены искать иные поводы для своего противоборства и политической повестки дня. В Америке ощущается усталость от России и нежелание сохранять ее в качестве интриги американской политики.
А что это будет означать? Понятно что: исключение России из американской системы приоритетов. С одной стороны, этот факт может привести к ослаблению американской санкционной удавки в отношении России. С другой, уход России с американского радара означает формирование миропорядка, в котором России будет сложно претендовать на место в первом эшелоне. Кремлю придется пересматривать свою внешнюю политику, основанную на американо-центризме. Кстати, именно последний – восприятие себя Россией через отношения с мировой сверхдержавой- является предпосылкой нашей державности.
Наступает момент, когда Россия Америке больше не будет нужна. Ни в каком качестве! Хотя по большому счету и сейчас Россия американцам не интересна. Америка больше не смотрит на Россию, как субъект для равноправных отношений.
У Америки появился иной интерес- формировать миропорядок, который бы интегрировал Китай в качестве партнера. Это будет новая биполярность. И никакой надежды на треугольник «США-Китай-Россия». Обидно, конечно. Но такова жестокая правда жизни.
Вот американская «RAND Corporation» опубликовала доклад под названием: «Россия — изгой, а не соперник; Китай — соперник, а не изгой». Любопытное чтение. Американцы предлагают сдерживать Россию, которая по их мнению находится в состоянии необратимого упадка. Но в отношении Китая предлагается иная стратегия – формирование «стратегического равновесия» и конструктивного сотрудничества.
В любом случае Россия рассматривается, как государство второго эшелона. А не системообразующая держава, которая вместе с Америкой несет ответственность за миропорядок. Конечно, Кремль может придумать повод привлечь внимание американцев и заставить их вернуться к диалогу. Но что это будет, кроме ядерного противостояния, которое может стать разрушительным для России?
Вот какую свинью нам подложил спецпрокурор Мюллер, закрывший в Америке российскую тему.
Предательская реальность, к которой Россия пока не готова. Вот, в чем наша драма.
А что касается ареста бывшего министра Абызова – тоже системное событие, выходящее за пределы личной судьбы. Здесь вам не только сага о лояльности и предательстве, о незавидной судьбе российских сислибов, о жалкой роли премьера, но и картинка о выстраивании нового силового режима с прицелом на завершение «транзита».
А если копнуть еще глубже? Для этого нужен Шекспир с Салтыковым-Щедриным.

Шевцова

Лилия Шевцова, исследовательница Московского центра Карнеги

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss