Менеджери українського шоубізнесу – жлоби

Хочете прозріти але не знаєте як? Тоді ми йдемо до вас! Ось думка воістину компетентної людини. Цей шоубіз згнив, заносте новий. І це жестяк, насправді, рібята.

Главный редактор “Karabas Live” Игорь Панасов – о болевых точках отечественной музыкальной индустрии:

Сначала присказка. Сказка будет чуть позже.

7 августа у нас на “Karabas Live” вышла колонка художника и музыканта Ивана Семесюка «Український шоубіз. Що з ним не так?» Этот текст не был заказан редакцией. Иван сам решил поделиться с нами материалом. Тема колонки – отношение Семесюка к выступлениям украинских артистов в РФ. В конце текста было указано, что это мнение внештатного автора, а не редакционное.
Колонка была опубликована с целью вернуть в поле обсуждения острую и социально значимую тему. Материал спорный – как и все колонки в мире. Был написан в откровенно саркастическом и провокационном ключе, как вызов. Я ожидал от хотя бы одного из фигурантов материала (или кого-то из их команд) жесткого и убедительного ответа. И надеялся, что Karabas Live станет дискуссионной площадкой для больной и до сих пор не проговоренной до конца темы. Увы.

Через час после публикации материала несколько менеджеров артистов, упоминавшихся в статье, прибегли к ультиматуму. Они связывались с владельцем компании Karabas.com (спонсора нашего издания) Максимом Плахтием, грозились, что отзовут билеты на свои ивенты, которые продавали у этого билетного оператора, и вообще прекратят сотрудничество. Причина – колонка Семесюка. Поскольку в тексте упоминалось около 10 имен и названий, масштабы атаки были непредсказуемыми.

Я понял, что моя попытка построить дискуссию провалилась, колонка не выполняет свою функцию, а ультиматумы – угроза будущему издания как такового (финансовые проблемы спонсора отражаются на нас). Через полтора часа после выхода материала я принял решение снять его (на следующий день он вышел на сайте Петр и Мазепа). Это мое право главного редактора – защищать издание от внешних угроз так, как я считаю нужным.

За двадцать лет в журналистике на меня давили много раз. Но даже быковатый продюсер некогда модной российской певицы делал это не заходя со спины, а позвонив мне: «Приезжай в Таганрог, у нас тут концерт, поговорим по-мужски». Никто и никогда в моей практике работы с музиндустрией не опускался до того, чтобы душить издание, стадно атакуя его инвестора. А менеджмент представителей продвинутой украинской музыки таким не брезгует.

Никто из героев колонки Семесюка и их менеджеров не обратился ко мне или к редакции. Исключением стала одна артистка, которая написала мне в личку, чтобы выразить свое презрение и тут же забанить. Артистка, которую я четыре года продвигал в своих материалах, как мог, поскольку считаю невероятно важной для Украины и прогрессивной исполнительницей, за минуту перечеркнула все это лишь потому, что наше издание опубликовало честный и неудобный для нее материал. Я надеюсь, что когда эмоции улягутся, она поймет, что зря так поступила.
Это была присказка.

А теперь сказка.

Описанное выше – популярное отношение со стороны украинских артистов, менеджмента и промоутеров к медиа, которые пишут не то, что им бы хотелось. Внезапные отказы в интервью и аккредитации без объяснения причин. Травля в соцсетях из-за того, что написали о тех и не написали о других. Хамские требования снять материал. Клеветнические вбросы о том, что статьи заказаны и проплачены. Все это обычные дела. Но ультиматум с примесью распальцовки и массового наезда на спонсора – это новый уровень.
К медиа в украинской музиндустрии, вполне в совковых традициях, относятся как к прислуге. Пока ты искренне хвалишь артиста и уделяешь ему тонны внимания, тебя воспринимают как верную собаку. А когда честно обостряешь углы, тебя хотят поставить в позу раком. Тебе орут прямо в ухо: ты – объект, а не субъект. Я благодарен тем немногим музыкантам и менеджерам, которые побороли этот стереотип.

Проект Karabas Live создавался как медиа, для которого нет табуированных тем, музыкантов и жанров. Стояла задача сделать популярное издание, которое максимально полно рассказывает людям о музпроцессе, задевая самые разные его проявления и смежные с ним темы. В том числе, те, которые провоцируют дискуссии. Семесюк оказался первым музыкантом за почти два года нашей работы, кто по своей воле захотел высказаться у нас. Но вместо того чтобы ответить автору и вступить в полемику с ним, герои его колонки начали убивать наш журнал.

Именно такие люди рассказывают мне о морали и нравственности, о том, что мы «опустились на дно». Об этом рассказывает менеджерка, у которой любимая форма общения – наезд со старта. Директор артиста, собирающего стадионы, который (директор, не артист) приглашал нашего журналиста однажды «на стрелку» после неугодной статьи. Об этом рассказывает директор телеканала, который звонит и в лучших традициях сериала «Бригада» хамит, требуя убрать статью.
Ребята, спасибо. О нравственности я подумаю, когда буду вспоминать свой разговор с Любомиром Гузаром в селе Княжичи в 2012 году. А вы лучше утрите свою бешеную слюну. Потому что с ней на лице вы ничем не лучше активистов, которые приходят на концерты с дымовыми шашками и петардами.

Именно люди, привыкшие так относиться к медиа, любят иногда покричать о том, что у нас «нет настоящей музыкальной журналистики». Удивительное зрелище.
Многие украинские артисты и их менеджмент живут в каком-то адском ментальном 1980 году и преподносят как эталон западную музыкальную прессу. Из разговоров с ними быстро становится понятно, что они эту прессу примерно лет тридцать как не читали. А стоило бы. Например, посмотреть обложки этого года от Rolling Stone, где Migos курят траву или с голой беременной Cardi B. Возможно, их представления о том, что такое дно, слегка пошатнулись бы.

Я минимум полчаса в день трачу на то, чтобы узнать что-то новое о трендах в мировых медиа, почерпнуть что-то из опыта сильных изданий, усвоить что-то свежее из технологий работы с читателем. Я отдаю себе отчет в том, что человек сейчас скроллит контент с такой скоростью, что надо повесить в заголовок ружье, чтобы был шанс хоть как-то выстрелить. Я понимаю, что талантливый клип известного 100 людям в мире исполнителя никому изначально не нужен. И ломаю голову, как сделать так, чтобы стал нужен. В случае с популярными артистами техника работы та же, только стартовые позиции чуть лучше из-за узнаваемости.
Вы, любители объяснить нам, как и о чем писать, займитесь лучше своим делом. Придумайте красивую песню. Запишите ее, как вам хочется. Продумайте историю, которой вы будете заинтересовывать слушателей. Договоритесь о концертах с промоутерами. Сделайте грамотный, информативный, а не пафосно-глупый пресс-релиз. Приаттачьте фотки-ссылки. И пришлите это нам. Вовремя.

Спокойно признайте: если вам не нравится заголовок или то, как в материале расставлены акценты, вы просто не врубаетесь. Потому что у вас одна работа, а у нас другая. У вас же звукорежиссер не гримирует артиста, правда? И ничего страшного, если один не врубается в тонкости работы другого. Главное просто отойти в сторону в такой ситуации и помолчать.
Вы часто не врубаетесь в главное: наше задание №1 как профильного медиа – как можно шире заинтересовать аудиторию артистом. То есть, такое же, как и у вас, создателей арт-контента. Только методы у нас свои.
Но это все касалось мирных ситуаций и мирных тем. Теперь о последнем и самом сложном.

Алло, лейбл Masterskaya! Соберите, наконец, в кучу свои мозги и выработайте позицию. Постройте идеологию своего арт-проекта на период, пока в стране идет война. В апреле 2017 года мир для вас изменился. С момента выхода треклятого интервью у Дудя вы уже не можете жить с головой в трусах. Потому что рано или поздно невменяемые вам бросят туда петарду, и мало не покажется.
Чтобы этого не случилось, надо родить концепт. Презентовать красноречивый, ясный, убедительный манифест лейбла, в котором будет на всех уровнях объяснено, чем выгодна концертная деятельность в России ваших артистов для музыкальной индустрии и культуры Украины в целом. По пунктам.

Лично мне ваш вклад очевиден и понятен. Мы в Karabas Live рассказываем об этом читателям постоянно. Потому что вы творите историю, ломая постсовесткие (читай, российские) поп-коды и формируя реальное новое будущее нашей сцены. Но все это совершенно не понятно вашим хейтерам. Я серьезно говорю: нужен манифест, стратегия, не меньше.
То, что дискуссию на эту тему в нашем медиа решил поднять такой человек, как Иван Семесюк, вас вообще-то должно было обрадовать. Потому что это человек, который точно может сесть за стол и поговорить. Это не мутные ребята с партийным прошлым и сомнительным финансированием, которые имеют привычку ходить на концерты в балаклавах. Это художник, артист. Его оружие – слово. И дискуссия с ним, как бы она ни была неприятна, необходима позарез. Потому что Семесюк после этого может донести что-то важное о вас до тех, кто тупо мешает вас с грязью в комментариях.

И я наивно подумал, опубликовав его колонку, что вы готовы включаться. Мне жаль, что я ошибся. Надеюсь, когда-то будет иначе.

Напоследок я публично обращаюсь к Ивану Дорну. Иван, я считаю, что нам надо встретиться и поговорить. Не для публикации. Просто поговорить.

____________________

іванСемесюк

Іван Семесюк, facebook

Мій П.С.

Я знав, що встромив вила в купу гною, але не знав що аж так. Їбанутися.

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss