Гаага как религия: не будет никакого потом

ГААГА КАК РЕЛИГИЯ

А главное, что надо понимать, это что не будет никакого “потом”. У нас либеральная общественность уже много лет живет в экзальтированном ожидании какой-то небесной Гааги, которая придет, и рассудит, и воздаст всем по грехам их. И тут мы все припомним, и Беслан, и Дубровку, и Боинг, и Немцова, и закон Димы Яковлева. “Гаага” давно стала фигурой речи, терапевтической формулой и символом собственного бессилия — как в 1930х Лига Наций. “Гаага” — это разновидность оппозиционной религии, обещающей посмертную справедливость в обмен на прижизненный конформизм — хорошо жить, зная с 4 класса школы, что “есть и Божий суд, наперсники разврата”!

Но в обществе постмодерна, в отсутствии морали, институтов, собственно линейного времени, не существует никакого “потом” и отложенного воздаяния, все растворяется в непрекращающемся “сейчас”, в медийном белом шуме, и тотчас перекрывается свежей новостной повесткой. Сейчас появятся совершенно предсказуемые версии этого убийства, досконально просчитанные заказчиками, отольются в канонические формы и постепенно затрутся, затеряются: кто теперь помнит версии убийства Политковский, Шеремета, Щекочихина или, страшно сказать, Холодова — все оседает в придонный ил нашей гибридной современности, и мутная река течет дальше. Режим продержится еще не один год, а может и не одно десятилетие, будет загнивать, проедать ресурсы, медленно разлагаться, отравляя своим ядом все вокруг, придут новые люди, призовут начать с чистого листа, и прошлое останется лишь уделом несгибаемых правозащитников и рыцарей памяти, городских сумасшедших, пишущих и выступающих друг для друга и в установленные дни приносящих цветы на места преступлений.

Я это не к тому, что не надо протестовать, митинговать и расследовать. Все это надо делать по моральной логике долженствования, лютеровскому Ich kann nicht anders — просто не надо этого пафосного futurum improbabili “мы вспомним все”: никакого “потом” не будет, ни для Политковской, ни для Немцова, ни теперь для Аркадия Бабченко.

Сергей-Медведев150

Сергей Медведев, российский историк, журналист, facebook
Предыдущие статьи автора:

Россия и ее “особый путь” – профессор Высшей школы экономики

Россия проела советское наследство и воюет с глобализацией

Русский ресентимент

Как поступают с бездомными собаками в Стамбуле

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss