О смысле нанимать умственно отсталых работников

Недавно вернулась из одной супер-развитой европейской страны, которая каждый раз погружает меня на месяц в размышления о продуктивности занятых.

Полгода назад в небольшое МСБ в Украине, к которому я имею прямое отношение, мы наняли парня. Назовем его Миша. О таких как Миша говорят “дебил”, а в документах они носят справку про нарушения интеллекта. Миша провел все детство в ПНИ, теперь живет в геронтологическом пансионате.

Так как мы недостаточно технически вооружены, вынуждены нанимать и вовлекать людей в простую физическую работу.

Знаете, что меня больше всего поражает в Мише? Извините за мат: охренительная производительность и высокая добавленная стоимость его труда в сравнении с тем, что мы могли ожидать от коллеги на такой позиции.

Безусловно, Миша не ставятся задачи: раскрути и посмотри не затупились ли ножи в машине или следи за выходом и качеством продукции. Миша ответственен за другие не менее важные задачи: навести порядок, зашить мешок мешкозашивочной машинкой, наклеить этикетки, перевесить, поднести – унести простые вещи.

Просто пример: задача подмести 200 м2.
Как решу ее я или вы: уточним чем подметать, а точно ли нужно подметать сейчас, а какой критерий чистоты, сколько времени, потом подумаем, как подмести быстрее и после этого в случае претензии еще поднимем вопрос, а правильно ли нам поставили задачу и одинаково ли мы понимаем критерии чистоты.

Как делает Миша: берет первую метлу и подметает. Ровно 200 м2. Сразу. Хорошо. У Миши нет возможности думать, он просто классно выполняет свои профессиональные обязаности. Значит Миша для нас – ценный профессионал.

Мы маленькие и поэтому должны уделять высокое внимание производительности, сокращению издержек, чтобы конкурировать с другими в мире, кто имеет лучший доступ к оборудованию, финансам, технологиям, рынкам. И поэтому мы уделяем каждому коллеге внимание, думаем на какие задачи кого сегодня лучше поставить, про отдельный подход к каждому: и тем, кто отвечает за экспорт и тем, кто подметает пол.

Мишу очень любим. Когда стоял вопрос с его банковской картой, дошло до того, что не он в банк ездил, а мы уговорили банк приехать к нему. Миша получает справедливую зарплату согласно его производительности и рынку. Рассказывал, что это его первая работа, первая официальная, раньше подрабатывал грузчиком и с ним не рассчитывались. Иногда ему, непьющему, давали бутылку водки как оплату. Иногда били. Как вы уже догадались, Миша нас взаимно любит.

Вся эта история с ним погружает в грустные мысли. В 22-24 года я часто ездила с группой друзей в ПНИ и подобные интернаты помогать. Помогали много, но за это требовали допуск на ту же кухню, чтобы убедиться как кормят ребят. Видела многое. Как списывается 150 г мяса, а на тарелке 50 г и сумки у кухарок странно топоращатся. Как бутылка “Фейри” тратится якобы за сутки. Как при полных багажниках экологичных моющих средств и средств гигиены, которые мы привозили, каждый раз морщились от хлорки которой уборщицы забивали вонь.
Не все такие. Половине сотрудников ПНИ на Донбассе сейчас в ноги нужно кланяться. Но значительное число ПНИ именно такие. И самое страшное, что причина не в государстве, а в людях которые работают там. Им не важно состояние Миш, их социализация и будущее, ведь чем больше Миш не способны ни к чему, тем больше финансирования и гарантий длительного рабочего места.
И еще более ужасно, что для этих людей нет разницы между шизофреником у которого сейчас обострение и имбецилом\идиотом\дебилом. Без разницы степень. Все психи и инвалиды. Пыталась как-то придумать, как посчитать полезность для общества и экономики таких сотрудников интернатов. Убыточны. Дешевле их на биржу поставить – вреда меньше.

Сколько там таких Миш, которые могли бы сегодня, в условиях недостатка сотрудников для простой работы – поднести, подмести, сорвать клубнику, там? Могли бы найти других людей в интернаты с другой мотивацией и другой системой, которые были бы заинтересованы, чтобы Миши любили, общались с другими и работали? Чувствовали себя важными и ценными как наш Миша?

Сколько нас таких работодателей, кто готов работать с такими ребятами? Может этих парней и девчат тысячи? Десятки тысяч? А может и нас, готовых работать с ними рядом, гораздо больше?

Видела сегодня минимум 3 комментария, где люди с высшими образованием и видимо без “дебильности” говорят: ” Как платят, так и работаю”. Я конечно Гарвардов и экономфаков не заканчивала, но вроде бы не зарплата определяет производительность, а производительность с поправкой на рынок и состояние экономики определяет зарплату.

Может не тем диагноз поставили?

юлияШулимова

Юлия Шумилова, facebook

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss