Ответ на комментарии РПЦ об автокефалии

В ответ на комментарии митр. Илариона Алфеева, главы ОВЦС МП

(Специально пишу на русском языке, чтобы в Москве при переводе ничего не потерялось :)

Митрополит Иларион Алфеев дал комментарий «Интерфакс-религии» по украинским событиям. Считаю нужным высказать контраргументы к его позиции – тем более что в целом ту же позицию озвучивают и представители МП в Украине.

1. Инициатива обращения к Вселенскому Патриарху о Томосе – не светская, а церковная. И сам владыка в комментарии признает, что делегации от УПЦ КП многократно посещали Стамбул для переговоров. Также можно насчитать десятки обращений по этому вопросу от УПЦ КП.

Так что правильно говорить не о светской или государственной инициативе, а поддержке государством ЦЕРКОВНОЙ инициативы. Самым свежим доказательством чего служат обращения епископата УПЦ КП и УАПЦ.

Владыке как церковному ученому также должно быть хорошо известно о том, что позиция светских властей всегда играла важную роль в провозглашении новых автокефалий – и не только.

Например, все Вселенские Соборы созывались указами императоров.

А признание автокефалии самой РПЦ – вообще плод усилий исключительно правителя Бориса Годунова. Историки особо подчеркивают, что представители Московской Церкви вообще не принимали в переговорах никакого участия.

Тему же влияния российских властей на РПЦ как в недавнем прошлом, так и теперь – думаю не стоить обсуждать, так как факты такого влияния, если не сказать – контроля, – общеизвестны.

2. Принцип «в независимом государстве – независимая Церковь» – не украинское изобретение, а реализация канонических положений, увязывающих распределение церковных дел с государственным устройством.

И не в Украине, а именно в Москве, Синодом РПЦ в 1943 году был признан такой принцип, как основа для автокефалии – когда Московский Патриархат признал автокефалию Грузинской Церкви. Кстати – признал по просьбе Сталина, пожелавшего, чтобы отношения между РПЦ и ГПЦ (в то время очень похожие на отношения МП и УПЦ КП сейчас) – были нормализованы.

Так что если формальная «независимость» Грузии в составе СССР была признана Синодом РПЦ основанием согласиться с автокефалией Грузинской Церкви – то тем более таким основанием является реальная независимость Украины.

3. Ссылки на примеры восточных Патриархатов (мол, разве в Африке должны быть десятки поместных Церквей?) – не более, чем красочная спекуляция. Владыке хорошо известно, что на ряду с Александрийским патриархатом в Африке в древности действовала Карфагенская Церковь, лишь формально входившая в Римский патриархат Запада, но по сути бывшая автокефальной митрополией.

К сожалению православие в Африке пришло в упадок, поэтому ни одна из независимых стран этого континента не имеет достаточных предпосылок для создания отдельных от Александрийского патриархата Поместных Церквей (хотя у дохалкидонских Церквей деление на Поместные в Африке есть). Однако это не значит, что в будущем такие Церкви не появятся!

Ведь и в ХІ – ХV веках Констатнитнополь смотрел на возможность появления Поместной Церкви в «Северных странах» приблизительно с таким же сарказмом, как м. Иларион – на Африку. Но прошло время, и все изменилось.

4. Попытки объяснять украинские стремления к автокефалии «амбициями Филарета» уже даже не смешны. Впервые вопрос об автокефалии УПЦ был поднят на Соборе 1917-18 гг., а 1 января 1919 г. Директорией УНР был принят даже «Закон об автокефалии УПЦ». Так что теме украинской автокефалии исполнилось более 100 лет – тогда как Патриарху Филарету сейчас чуть меньше 90.

5. Владыка, как учёный, не может не знать, что ВСЕ новые автокефалии на начальном этапе трактовались Церковью, от которой они отошли, как «раскол (схизма)». Понятно, что сами новые Церкви не считали себя раскольниками (как, например, не считала себя расколом Московская Митрополия с 1448 по 1589 гг. – от провозглашения автокефалии до ее признания). И с течением времени именно путём признания автокефалии вчерашних «раскольников» – конфликты исчерпывались.

Напротив – ни в одном из случаев фактически независимая Церковь не возвращалась в зависимость – чтобы потом «получить автокефалию».

Поэтому почти всё, что на тему признания автокефалии в РПЦ называют «каноническими требованиями» – на самом деле лишь конъюнктурная позиция самой РПЦ. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…»

6. Владыка не может не знать, что Константинополь не признавал и не признает «де юре» Украины «канонической территорией РПЦ», потому что считает акт о подчинении Киевской митрополии Москве (1686 г.) незаконным, а само подчинение – аннексией. Хотя по условиям времени «де факто» Константинополь и признает наличие в Украине структур МП. Однако он не признает их «Церковью» в диптихиальном значении этого термина, а лишь частью РПЦ.

Именно на этом основании м. Онуфрий (как ранее м. Владимир) с другими иерархами признаются Константинополем «каноничными» – но лишь как иерархи РПЦ.

Но это никак не означает, что Константинополь признает Украину «канонической территорией РПЦ».

В целом хочется отметить, что в комментариях митрополита Илариона не прозвучало ни одного действительно серьезного аргумента против возможности провозглашения Константинополем Томоса об автокефалии Церкви в Украине. А это не может не радовать.

Зоря

Євстратій Зоря, Керуючий Чернігівською єпархією УПЦ КП, голова Інформаційного управління Київської Патриархії, facebook

Попередні статті автора:

Про автокефалію на прикладі Болгарської церкви

Головний ворог України – розбрат, як казав ще Мазепа

Навіщо був парад?

Завтра ми згадуємо Героїв Крут, від яких пішли сучасні герої

Українські ЗМІ не приділяють іншим проблемам такої уваги як гейпараду

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss