Как Семенченко кидает солдат, а потом пиарится на их самоубийстве

Шабаш псевдопатриотов или как банда Семенченко помогает ополченцам «новороссии».

КозакБаркаСеменченко

Заголовок в одном из изданий “Новороссии”

Мой прошлый пост, в котором я выразил свое негативное отношение к самоубийствам в зоне АТО, вызвал нешуточный резонанс. В посте не было указано ни конкретных лиц, ни происходящих в батальоне событий. Это было выражение моей личной, субъективной позиции по данному вопросу и не более. Я не хотел раскрывать подробности происшествия из чисто этических соображений, что и было использовано бандой Семенченка для очередного самопиара на смерти бойца и не только это.
Старший сержант Козак Ярослав Васильевич (позывной Барка) проходил воинскую службу во втором батальоне спецназначения (резерва) Нацгвардии Украины (в народе именуемый «Донбасс») в/ч 3027 с лета 2014 по 2015 год. Принимал участие в боевых действиях, правда в Иловайск он не попал. Не буду сейчас оценивать его службу в то время, речь о другом. После увольнения «из рядов» Барка пытался организовать свою гражданскую жизнь (даже пытался заниматься политикой на местном уровне), но особо ничего не получалось. Работы не было, личная жизнь не складывалась. «Боевые побратимы» во главе с «легендарным» Семенченко о нем забыли. Помощи ждать было неоткуда. Ярослав начал пить, а в последующем «присел на колеса». Причем конкретно. Стоит отметить, что Козак пытался вырваться из этого положения. Даже одно время примкнул к этому сборищу «борцов с системой» во главе с Семенченко, которые вели «боевые действия» в районе улицы Европейской в Киеве, не дальше. Но его там, как и все остальных побратимов «тупо кинули». Тогда он, разуверившись во всем, летом 2017-го обратился к Филину с просьбой взять его в батальон «Донбасс-Украина» ЗСУ. И я ему дал свое согласие. Правда с одним моим условием – никакого пьянства и никаких наркотиков. Барка пообещал! Так, пройдя медкомиссию в райвоенкомате (заключение – «годен к воинской службе») и призвавшись в ЗСУ, старший сержант Ярослав Козак стал командиром пулеметного отделения штурмовой роты батальона. Снова стал в строй. Служил Ярослав нормально. Были, конечно, «завихрения». То хотел создать отдельную группу для работы в тылу врага, то ему мерещились атаки сепаров со всех сторон, то виделись несуществующие обстрелы. Командование роты это воспринимало с пониманием, как «пережиток 14-го», возможно депрессия. Но мы все тут не в бирюльки играемся.
Вечером, 30 января ко мне обратился командир его роты с докладом, что ст. с-т Козак ведет себя как-то неадекватно, скандалит, что ему надо в госпиталь. Тогда я приказал доставить Барка ко мне на следующий день. 31 января Барка сидел передо мной. Я расспросил его о проблемах и о состоянии здоровья. Барка сказал, что проблем по службе и по обеспечению нет. Единственное на что он пожаловался, то это на боли в спине. Тогда я вызвал начмеда и приказал с утра (как только будет машина ехать в госпиталь) на следующий день доставить Барка в госпиталь на обследования. Кроме того, я сказал обязательно его показать психологу и психиатру.
Наутро, в 6.30 поступил доклад от командира роты, что в расположении «опорника» отсутствует ст.с-т Козак. Я приказал начать его поиски. В 6.40 поступил доклад, что за домом обнаружено тело Ярослава со смертельными ранениями, полученными от разрыва гранаты РГД.
Сразу же мною были вызваны военная служба правопорядка, которые прибыли вместе с опергруппой полиции. В последующем полицейские подтвердили факт самоубийства.
Для меня поступок Ярослава это человеческая трагедия. Для меня и для батальона. Я не ожидал от него такого. Сейчас я думаю о том, что еще я мог сделать, как командир. Я не психиатр и не профессионал, который может «копаться в душах и головах» людей. Его поступок вызвал у меня отрицательные эмоции. Он не должен был этого делать! Он должен был подумать о своих товарищах и о командире. Но он этого не сделал.
Тогда я написал пост о своем отношении к самоубийцам в зоне АТО. Написал, как солдат и про солдата. Написал про слабость и про мое личное отношение к суициду.
Если с собой покончит безработная женщина, мать троих детей, живущая на пенсию родителей или калека-пенсионер, побирающийся в переходе, то я их могу понять и не осуждать. Не оправдать, а понять. Но поступок солдата, от которого зависят жизни его товарищей, я не могу. Поступок человека, регулярно получающего приличную зарплату, одетого и обутого, накормленного и обустроенного, я понять не могу!
Этой ситуацией тут же воспользовались те, кому в 15-16 годах было глубоко наплевать на Ярослава. Те, кто копейки ему не дал и не помог пережить все трудности становления в гражданской жизни «после войны». Те, кто не подставил ему плечо тогда, когда Ярославу это было необходимо. Им и сейчас на него наплевать. Но Семенченко и его банда решили максимально использовать ситуацию в своих интересах. Они, оказывается, уже едут на похороны и будут на могиле «побратима» говорить гневные речи о «плохом комбате» и в целом о херовой армии. Потом они будут писать в прокуратуру и даже устраивать «цирк» под Генеральным штабом, что бы срочно выгнать «в три шеи» комбата Филина, который четыре года вместе с батальоном «на окопах» в АТО, пока они строчат «компроматы», сидя дома на теплых унитазах. Семеноботы изрыгают струи желчи в сторону батальона «Донбасс-Украина», перекрутив мой пост себе «на пользу».
Но это не самое страшное. В настоящее время банда Семенченка вместе со своими писаками Женей Шевченко, Виногродским (Гал) откровенно начали помогать сепаратистам и россиянам. Все сепарские сайты завалены информацией, как «ничтожный комбат Филин» ненавидит своих бойцов. Как «вся Украина ненавидит комбата». Как в ЗСУ все хреново! На радость боевиков неустанно «трудятся» все писаки и боты ОПГ «внутреннего корпуса батальона «Донбасс».
Ради своих меркантильных амбиций эти ублюдки готовы заплевать всех и вся. Но у них ничего не выйдет. Я сильнее этой банды! И мои бойцы сильнее этих ряженных упырей. Запомните это, «херои»!!!

вячеславВласенко

Вячеслав Викторович Власенко

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss