История “Ваты”

Русский социум стали называть ватой. Вата произошла от ватника. Но вата уже позабыла про ватник. Вата теперь синоним русского социума.
Чтобы узнать больше про Россию, сначала лучше понять вату.
Вата самовозгорается. Но вата не горит. Вата быстро тухнет. Вата долго тлеет. В вате все глохнет. Ватой можно заткнуть что угодно. От ваты нечего ждать. Вата предсказуема.
Вата гниет. Вата разлагается. Вата распадается. Но при этом вата уверяет, что она вата духовных скреп – вата Пушкина, вата Достоевского и всех других духовных скреп тоже.
Вата не теряла времени даром. Вата спускалась под землю, летала в космос, выиграла войну, получила Нобелевскую премию. Вата получила мировое признание, но при этом все равно осталась гниющей ватой.
Вата все впитывает, но в ней ничего держится. Сквозь вату все уходит, не оставляя в вате ничего. Поэтому вата все быстро забывает. Вата только помнит, что Войков колол царскую семью штыком, а Каганович – от древнееврейского слова «каган». Что Достоевский был эпилептик, а Толстой – с бородой. Что Пушкин писал стихи в рифму, а Маяковский – лесенкой. Что Есенин много пил, а потом повесился. Что Есенин не повесился, а его убили жидо-масоны. Что славяне когда-то были ариями и спустились с Карпатских гор. Что Вторую Мировую Войну выиграли Сталин и Жуков. Что русские лучше всех, потому что духовнее и душевнее, а много воруют, чтобы сохранить духовность и душевность. Что Сталин облетел Москву со святой Матроной. Что Сталин тоже сам святой. Что во всех русских бедах виноваты кто угодно, но только не русские, а если даже и сами рксские, то в итоге все равно не сами русские.
Вата мечется. Вата воспроизводит вату. Вата собирает вокруг себя другую вату. Вату бросает то в жар, то в холод. То в импортозамещение, то в ГТО, то в русский рок, то к Владимиру Крестителю, то в Красную Армию, то в ностальгию по советскому кино, то в замену бордюров, то в поиски древних арктов, то на концерт Елены Ваенги. То к поэзии Бродского, то к памятнику Дзержинского, то в музей Сталина, то на пасхальную службу. То на бомбежку Сирии, то в юбилей Есенина. То на посадку зеленых насаждений по району, то в русский мир, то в музейную ночь, то в борьбу с педофилией и нелегальной миграцией.
Вата может есть только вату. Вата жует и пережевывает вату, и сплевывает ватой. Но сплевывает медленно, поскольку вата все делает медленно – и сплевывает тоже медленно. То, что вата должна была пережевать и сплюнуто в 19 веке – она сплюнула только в двадцатом. То, что она должна была пережевать и сплюнуть в двадцатом – вата не пережует и не сплюнет уже никогда.
Вата понимает себя то как Европу, то как Китай, то как евразийскую империю. Вата не стала ни Европой, ни Азией, ни евразийской империей – на вату ничего не действует. Вата осталась ватой.
Когда вату тянет в Европу, то вата читает Шиллера, Гельдерлина, Ницше, Джойса, Кафку, Пруста и уже чувствует себя почти Европой, но потом бежит от Европы. В Европе для слишком много гомосексуализма и непотных слов вроде иррендентизма и ингридиента. В Евразии вата тоже долго не остается. Сначала вату привлекают Великий Шелковый Путь и разные мистические непонятные развалины за Уралом, но вата к ним быстро охладевает. И в Китае вате неуютно. Сначала вате нравится быстрый китайский рост в производстве, но потом вату раздражает, что китайцы все делают слишком быстро и их слишком много.
Сквозь вату все проходит, в вате все глохнет, но все-таки на вате остаются следы. Вата ничего не помнит, но обрывки смутных воспоминаний, что было с ватой и вокруг ваты, у ваты сохранились. Владимир Креститель купал вату в Днепре. Иван Грозный вытер ватой Казань. Пушкин наследил на вате четырехстопным ямбом. Лермонтов – гомосексуальной истерикой и сном сосны, а Достоевский – слезинкой ребенка. Тютчев сказал вате, что вату не понять умом и в вату можно только верить – и вата до сих пор об этом помнит. Толстой вытер об вату свои босые ноги. Репин вытер ватой лямки бурлака. Пастернак писал на вате чернилами в феврале. Блок опрокинул на вату стакан вина. Станиславский объяснял вате, почему между ватой и сценой должна быть четвертая стена. Маяковский чистил ватой себя под Лениным. Ленин сказал вате, что вата – будущее человечества и его ум и совесть. Поатонов мог разговаривать с ватой на яхыке ваты. Сталин залил вату кровью. Хрущев отмывал вату от крови и выращивал из ваты кукурузу. Гагарин летал над ватой на ракете, Плисецкая танцевала вате «Танец маленьких лебедей», Высоцкий пел вате песни, Веничка Ерофеев облил вату водкой, а Горбачев увлек вату перестройкой. Гребенщиков возил вату в Тибет. Ельцин отнял у ваты Советский Союз. Путин вернул вате Советский Союз.
Вата любит водку, Советский Союз и басни. В басне есть лебедь, рак, щука, кукушка, петух, волк, ягненок, слон, Моська и необходимый морализм – максимально понятное для ваты устройство мира. Басню придумали специально для ваты, и вата рождена для басни. Когда вате читают басни – вата млеет. Вата никогда не расстается с басней и помнит наизусть все басни. Если вдруг исчезнет басни – вата зачахнет. Тогда вата перестанет понимать, как строен мир.
Без водки и Советского Союза вата тоже не сможет жить. Потому что без водки и Советского Союза вата не может петь старые добрые советские песни.
Когда вата выпьет водки – вата вспоминает Советский Союз; как там тепло. Уютно и весь мир лежал у ваты под ногами. И тогда вата поет старые добрые советские песни про вату – про вату-Щорса, который шел по бережку, про вату-сотню юных героев, которые поскакали в поля на разведку, про то, как вата хотела землю в Гренаде крестьянам отдать, про то, как вата на Тихом океане свой закончила поход, про то, как утро встречает вату прохладой и про то, как вату послали штурмовать далекое море, про то, как у ваты бежит холодок за ворот от лучей, красящих стены Кремля, про вату-паренька, которому девушка-вата махала вслед синим платком, про то, как на солнечной поляночке паренек-вата играет песню про любовь к девушке-вате, и как девушка-вата не может открыть парню-вате свою любовь, и как Леша-вата убил вату-Мурку, и как у ваты под горой совхоз, а над горой колхоз, и что у ваты в Саратове много на улицах огней, и как вате не дает спать одинокая гармонь, и что девушка-вата виновата сама, что давала себя целовать мужчине-вате, и как медведи трут для ваты земную ось, чтобы влюбленной вате можно было встретиться как можно раньше. У ваты много старых добрых советских песен про вату, и вата готова их петь бесконечно – была бы только водка и ностальгия по Советскому Союзу.
Иногда у ваты от Достоевского, Путина и аннексии Крыма болит голова, и тогда вата заговаривается и бредит. Тогда вате кажется, что цивилизация ваты древнее всех других цивилизаций. Что когда-то вата была самодержавной, православной и народной. И что вата когда-то собиралась полететь в космос, чтобы донести до всей Вселенной свет и разум ваты, и уже собралась, и уже почти полетела и донесла, но потом все-таки не полетела и не донесла. Что против ваты идет информационная война и ваты победит в этой войне и расскажет и расскажет всему миру одну-единственную правду ваты.
Иногда вата грустит. Тогда вата думает о будущем и задает сама себе вопросы. Что будет, когда совсем упадут цены на нефть и газ? Что будет, если в информационной войне ваты против всего остального мира победит весь остальной мир, и вата никогда не сможет рассказать всему остальному миру одну-единственную правду ваты? Что будет с ватой. Когда уйдет Путин? Что будет, когда китайцев станет еще больше чем сейчас, и они придут в среднюю полосу России и в среднее полосе России все будет китайское, а вата будет тесниться на самой обочине китайского мира? Что вообще будет дальше?
Но вата грустит недолго. Вата выпьет водки, вспомнит Советский Союз и споет старую добрую советскую песню – как девушка-вата советует другим ватам-девушкам не любить красивых мужчин-ват, потому что они суки.
Иногда вата нервничает и задумывается о самой себе. Все ли вата делала правильно в жизни? Правильно ли вата идентифицировала себя в православии и президентской республике, и не будет ли вате ближе католичество и теократия? Не слишком ли много для ваты на одну душу ваты Достоевского и Толстого, и не пора ли уже вате уйти с пастбищ 19 века? Не слишком ли много вата пьет водки? Не слишком ли часть вата поет старые добрые советские песни? Что вата любит больше – солнце или луну? Какую кашу больше любит вата – гречневую, овсяную, рисовую, пшенную или из кукурузной муки? Какой холодильник предпочитает вата – капельный или «ноу фрост»? Какрй запах больше раздражает вату – из мусоропровода или из туалета? Где вата падает чаще – на ровном месте или на голом льду? Какой жанр привлекает вату больше – женский роман . или триллер, или фжтези? Кто у ваты любимый герой – мент, чекист, пограничник. или спасатель? Про что вата любит смотреть сериалы больше – про любовь или про войну? Или чтобы все вместе? Одна ли вата такая на планете или где-нибудь еще в мире есть феномен ваты?
Вата не может ответить на эти вопросы и нервничает еще больше. Но потом вата успокаивается и больше не задает себе вопросов о самой себе. Вата выпьет водки. Вспомнит Советский Союз. Споет старую добрую советскую песню – как вата в защитной гимнастерке спускает с горы.
Иногда вату трясет и вата злится на саму себя и на все вокруг. Тогда вата хочет повеситься или уехать подальше из России, где бы вата никогда больше бы не видела ни Путина, ни железной жопы русской бюрократии, ни России. Но потом выпив водки и вспомнив Советский Союз, вата успокаивается и поет старую добрую советскую песню – как парень-вата ходит на закает вокруг дома девушки-ваты, а девушка-вата никак не может понять, зачем он возле ее дома ходит.
В общем, жизнь у ваты устроена, и вате нет никакого смысла в жизни что-то менять. Вата всегда будет молодой, никогда не устанет пить водку и вспоминать Советский Союз, поэтому никогда не постареет, и ее не коснутся климакс и менапауза.
Вата в безопасности. Вате ничего не угрожает. Вату охраняют со всех сторон.
Под ватой ползают подземные духовные скрепы и охраняют вату от дальнейшего падения цен на нефть и газ.
Вокруг ваты стоят сторожевые духовные скрепы и не подпускают к вате врагов ваты.
Над ватой летают ангелы и охраняют вату от Запада и демократии.
Вата бессмертна. Человечеству придется смиритьчя с ватой и не ждать от нее изменений.

Игорь Яркевич, российский писатель, facebook

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss