Почему проститутки не хотят как в Швеции

Мне предложили рассказать, как секс-работницы добиваются защиты своих прав, зачем мы это делаем и, вообще, чего мы хотим. Инициатором этого продолжения стала я, а поводом — участившиеся разговоры о том, что Украине нужна “шведская модель”. Я решила объяснить, почему мы её не хотим. Возможно, вы тоже будете против, когда узнаете, к чему она приводит.

В 1999 году в Швеции решили, что покупка секса за деньги — это преступление, и преступник должен быть наказан. За покупку секса могут посадить в тюрьму на срок до шести месяцев, оштрафовать (сумма штрафа сопоставима с минимальной зарплатой за 50 дней) и принудительно отправить пообщаться с психологом, выслушивая, как это плохо и неправильно.

Я пообщалась с секс-работниками Швеции. Они мне подтвердили, что за всё время существования наказания за покупку секса ни одного клиента в тюрьму не посадили. А вот штрафы — это да. Их необходимо платить. Иначе возрастает сумма. Это отличается от того, как в Украине, штрафуя секс-работников по административной статье за проституцию, никто де-факто не взимает их по установленной процедуре, плата происходит добровольно и кладётся в карман взымающему.

Вернёмся в Швецию. Предполагалось, что эта атака положит конец спросу на коммерческий секс, а также станет методом борьбы с торговлей людьми. Но к снижению занятости в проституции это не привело. Секс-работники лишь начали уходить в ещё большую тень, чем до этого. Поиск клиентов перешёл в интернет. Те, кто остался на улицах, стараются быстрее договориться с клиентом, уже не особо вникая, кто перед ними. А это может быть клиент с потенциально опасным поведением. Таким образом, насилие остаётся, а подобные случаи просто не фиксируются.

Когда секс-работники обращаются в полицию, преступления записывают как совершённые по отношению к женщине, мужчине, но не как к секс-работнику. Поэтому полицейские в своих отчётах браво указывают, что количество преступлений по отношению к секс-работникам снизилось, что за все время существования “шведской модели” не было ни одного убийства секс-работницы. А откуда же взяться этим цифрам?

Да, в Швеции секс-работники не наказываются по закону — только клиенты. Но за секс-работниками по-прежнему наблюдают, следят за их жильём и Интернет-активностью. Просто раньше это делали ради отлова их самих, а сейчас приходится вести ещё более тщательный надзор — дабы засекать клиентов. Параллельно в Швеции сохранилась ответственность за сутенерство и сводничество. Даже за то, что ты снимешь квартиру для оказания секс-услуг, хозяина этого жилья могут посадить в тюрьму.

По словам тамошних секс-работников, чтобы снять жильё, необходимо дать залог на полгода вперёд, но если хозяин заподозрит, что ты зарабатываешь, оказывая секс-услуги, — может прийти среди ночи и просто вышвырнуть тебя на улицу, а залог не вернуть. Не насилие ли это? Не продолжение дискриминации? Ты всё так же остаёшься незащищенным перед законом, и всё также с неполными правами человека.

Кстати, в Украине такой опыт тоже имеется: ещё в 2013 году милиционеры тогда ещё Кировограда выслеживали водителей, которые останавливались у обочин ради секса за деньги, фиксировали номерные знаки машин, а потом догоняли и шантажировали раскрытием этих сведений. Водители оплачивали это молчание, и мы неоднократно документировали такие факты.

А как быть с теми людьми, которые в силу жизненных обстоятельств не могут получить интим, но совершенно естественно испытывают потребность в нём? Например, люди с инвалидностью, ментальными расстройствами или одинокие пожилые люди? Социальные службы хотя бы теоретически предполагают оказание помощи людям с инвалидностью, не так ли? В уходе, содержании дома, получении медицинских услуг и прочем, но ни одна из них не может, не желает и даже не ставит своей целью решение физиологических проблем этой группы. Но ведь потребность остаётся. И среди наших клиентов есть такие люди. Они тоже должны быть наказаны?

Мужчины! Вот кто виновен в гендерном неравенстве и в эксплуатации женщин для своих нужд и потребностей. Проституция является институтом мужского угнетения и серьёзным препятствием на пути к социальному и гендерному равенству, а все женщины, занятые в ней, — жертвы патриархата.

Так считают феминистки-аболиционистки.

Но тот факт, что мужчины пользуются этой сферой услуг чаще, чем женщины, — всего лишь проявление того самого устаревшего полового неравноправия. Которое приводило к тому, что женщины не имели права голосовать, не играли в футбол и не бегали марафоны. Времена, слава Богу, меняются: женщины ходят на выборы, играют в футбол, а мужчины предлагают им свои секс-услуги за деньги. Вот так, собственно, и выглядит настоящая эмансипация.

Попытка увязать вместе оказание сексуальных услуг за деньги и торговлю людьми чаще всего приводит к путанице. Но порой имеет и куда более серьёзные последствия.

Когда секс-работу смешивают с торговлей людьми, общественное мнение начинает считать любую секс-работу формой эксплуатации и страданий. Таким образом, любому, кто так или иначе вовлечен в сферу оказания интимных услуг, отводится роль либо жертвы, либо преступника — третьего не дано.

Пока секс-работа приравнивается к торговле людьми, секс-работники не могут рассчитывать на равную с другими трудящимися защиту своих прав, обеспечение безопасности (своей и клиентов), а также улучшение условий труда.

Уязвимая группа — так принято называть секс-работников, представителей ЛГБТиК и наркозависимых. При этом во многих странах гомосексуализм перестаёт считаться уголовным преступлением, однополые партнёрства узакониваются, наркомания признаётся болезнью, а заместительная поддерживающая терапия — видом медицинской помощи. Но секс как работа по-прежнему подвергается общественному порицанию, а попытки её регулировать предпринимаются без учёта мнения тех, кто эту услугу оказывает.

Безусловно, секс-работа должна быть урегулирована и закреплена в трудовых и социальных законах. Секс-работникам, как и всем людям, должны быть гарантированы их трудовые права — просто потому, что это позволит обеспечить безопасность и работникам, и клиентам. Сейчас эту безопасность обеспечиваем мы сами, на свой страх и риск. Мы объединяемся, снимаем квартиры, по очереди сидим на телефонах… но с точки зрения закона это уже уголовная статья “за организацию и содержание мест разврата” или “за сутенёрство и сводничество”.

При этом безнаказанными остаются сутенёры, которые действительно принуждают к проституции — потому что зачастую их “крышуют” представители органов. Приходя в полицию с заявлением об избиении или нападении, наши девушки чаще всего слышат “сама виновата”. Сами же заявления обычно не принимаются.

Секс-работа многогранна. Она была, есть и будет. Всегда будут те, кто по своей воле решит оказывать сексуальные услуги, и будут те, кто захочет за них платить. И я уверена, что за это наказывать нельзя.

ТСН Блоги

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss