Соглашение ОПЭК и России по урезанию добычи нефти не поможет им

Extrema necessitas extremis nititur rationibus — исключительные обстоятельства требуют исключительных средств. Уверен, что это мудрое изречение древних римлян не сходит сегодня с уст полномочных представителей нефтеторгующих держав, когда они беседуют по душам за закрытыми дверями.

Два года нефтяной дешевизны переполнили чашу их терпения. Пробил час дружно урезать добычу, создать дефицит нефти на мировом рынке и вернуть цены на справедливый уровень. Страны ОПЕК, по их словам, с 1 января уменьшат нефтедобычу на 1,2 млн баррелей. в день. А от прочих держав-экспортеров ждут урезки еще на 0,6 млн баррелей. В том числе от России — на 0,3 млн баррелей, т. е. на 3% от нынешнего уровня производства.

Первый из возникающих вопросов: а не слишком ли малой кровью торговцы нефтью собираются взять верх над ее покупателями?

Что такое 1,8 млн баррелей? Мировая добыча нефти — чуть меньше 100 млн баррелей. Округленно говоря, половина этого объема продается и покупается на мировом рынке. Чуть больше половины от этой половины поставляет ОПЕК (в первую очередь, Саудовская Аравия, Иран и Ирак). Заметный, хотя и не контрольный пакет, на мировом рынке энергоносителей у России — только нефти наша страна продает за рубеж 5 млн баррелей в день, не считая нефтепродуктов и газа.

В мировом масштабе все обещанные сокращения добычи выглядят довольно скромно. Даже если верить усредненному прогнозу экспертного сообщества, что мировой спрос будет ежегодно расти примерно на 1 млн баррелей в день. До сих пор нефтяные эксперты, слишком многими нитями связанные с нефтебизнесом, чаще ошибались в своих предвидениях, чем угадывали. Но, чтобы не усложнять наши рассуждения, допустим, что в ближайшие годы мировая недостача нефти и в самом деле составит 1,8 + 1,0 = 2,8 млн баррелей в день. Насколько мощен будет рост цен?

Заранее известно, что не все нефтепроизводители будут участвовать в игре на снижение добычи. Самый крупный из таковых, хотя и далеко не единственный, — это Соединенные Штаты, с их сланцевой революцией.

Производство нефти в США выходило на максимум (9,6 млн баррелей) в середине 2015-го. За четыре предшествующих года оно выросло на 4 млн баррелей. В прошлом году, в результате падения цен, значительная доля сланцевой нефтедобычи стала нерентабельной, и к середине 2016-го производство нефти в Америке снизилось примерно на 1 млн баррелей против максимума. Но летом нынешнего года нефтяная цена поднялась до $50, и сокращение добычи прекратилось. С тех пор она, хоть и медленно, но растет. Опыт показал, что в выгодных для себя условиях (т.е. уже при цене $55—60 за баррель) американская нефтедобыча способна ежегодно увеличиваться на 1 млн баррелей или больше.

Добавим к этому, что на «исключительные действия» ОПЕК и тех, кто к ней примкнет, откликнутся ростом добычи энергоносителей далеко не одни американцы. Недостача 2,8 млн баррелей будет восполнена за полгода — год.

Не говоря уже о росте производства энергии из альтернативных источников. Не сомневаюсь, что рекламные посулы апологетов новой энергетики в значительной степени умышленно лживы, а в остальном — сильно преувеличены. Но эта энергетика действительно растет и будет расти дальше, пусть и не так быстро, как уверяют. Что ставит под вопрос упомянутый экспертный прогноз о неуклонном росте мирового спроса на нефть.

Есть только один способ быстро и существенно поднять мировые энергоцены — одномоментно сократить поставки не на 1,8 млн баррелей, а хотя бы на 5 млн. И желательно, чтобы эту акцию осуществил не коллектив стран, которые никогда друг с другом не договорятся, а какая-нибудь одна. Так надежнее.

Вообразите, что Саудовская Аравия почти полностью или Россия целиком прекращают экспорт нефти. Мир в панике, цены взлетают вдвое, все прочие нефтеторговцы прочувствованно благодарят страну-героиню.

Но как раз этого не может быть точно. И Москва, и Эр-Рияд соглашаются только на умеренное сокращение добычи, в той же пропорции, что и все. Саудиты в 1990-е уже жертвовали собой, круто сократив нефтеэкспорт. Это обернулось для них потерей денег и рынков. Желания повторить нет ни малейшего. А уж о том, что Путин прикажет ради счастья ОПЕКовцев пожертвовать российскими нефтедоходами, а значит и собственным режимом, даже и подумать смешно.

Суммируя сказанное, предположу, что устойчивое (т.е. на годы) удорожание нефти даже и до $60 не очень вероятно, не говоря уже об уровнях более высоких. Баррель Brent за $110, как это было в 2011-м — 2014-м, больше не вернуть.

Замечу, что даже $60 за баррель стали бы подарком для отощавших бюджетов стран-нефтеторговцев. Но и за этот ценовой рубеж придется побороться. Его достижение вовсе не гарантировано.

Возьмем для примера нашу державу. Что значит уменьшить добычу на 3%? Сворачивание работы на действующих месторождениях — процедура неприятная и к тому же дорогостоящая. Еще неприятнее — сократить поставки серьезным покупателям. Стержень российско-китайских экономических и политических отношений — это именно растущий год от года экспорт в Китай нашей нефти. В сущности, им ничего больше от нас не нужно.

Что скажет старший брат, если поставки пойдут на убыль? Боюсь вообразить. Скорее всего, они и не пойдут. Но зато, если держать данное ОПЕКу слово, придется продавать существенно меньше нефти на других рынках, освобождая их для конкурентов. То есть, для тех же ОПЕКовцев.

Куда ни поверни, сплошные проблемы. Подозреваю, что выполнение высочайших обещаний снизить российскую нефтедобычу будет похоже на реализацию «майских указов» и прочих наших государственных планов и программ. Примерно такие же проблемы встанут и перед всеми остальными участниками великого нефтяного сговора.

Альянс отчаявшихся нефтеторговцев не имеет долгосрочной перспективы, но может оказаться временно жизнеспособным, если нынешний спекулятивный взлет нефтяных цен продлится еще несколько месяцев. Успех, даже умеренный, сплачивает самых своекорыстных и недружных.

А вот первая же неудача откроет нефтяным союзникам всю глубину уже не латинской, а китайской мудрости: «Если небо падает, не поддерживай его». Если цены летят вниз, не удерживай их. Попробуй научиться жить без нефтяной халявы. Все равно ведь от этого не увильнуть.

шелин

Сергей Шелин, для Росбалт

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss