Украина – противоядие от европейских фашистов?

У Европы есть проблемы, а Украина может стать решением.
292525

На выборах в Европейский парламент, которые состоялись по всей Европе в воскресенье, явка была низкой (43 процентов), а антиевропейские крайне правые партии добились значительных успехов, прежде всего во Франции, где Национальный фронт получил 25% голосов. На выборах, которые имели место в тот же день на пост президента Украины, явка была высокой (61 процентов), победивший кандидат балотировался с проевропейской платформой, а крайне правые кандидаты (2 %) были «побиты» всеми, в том числе еврейским кандидатом. Если бы европейцы проголосовали так, как это сделали украинцы, Европа могла бы рассчитывать на гораздо более безопасное и процветающее будущее.

Одной из причин такого фиаско является альтернативная реальность, в которой многие европейцы жили в 2014 году. Для европейских левых, особенно немецких левых, в частности партии Die Linke [“Левые” – бывшие коммунисты ГДР, объединенившиеся с западногерманскими – прим.пер.], критика предполагаемого фашизма послереволюционной власти в Украине стала «хорошим тоном». Никакое количество информации и аргументации не могло изменить эту их навязчивую идею. Можно только надеяться, что результаты этих выборов – которые привели в Европейский парламент открыто неонацистскую греческую партию и однозначно антисемитскую венгерскую партию, – откроет некоторым глаза. У европейских левых есть реальная проблема, и это – не украинские крайне правые. Это – европейские крайне правые, которые, оказались популярными и поддерживаются русскими крайне правыми, которые, оказывается, – у власти в Москве.

Между тем, фантазия, предложенная избирателям европейскими крайне правыми в этом году, была «национальное государство»: «Если бы только Шотландия, или Англия, или Франция, или Австрия, или Греция или Болгария могли, наконец, стать свободным от настойчивых европейских бюрократов, то жизнь вернулась бы в нормальное русло, и все стало бы хорошо». Все не стало бы хорошо. Это естественно жаловаться на «сидящих далеко чиновников, которые не понимают местные реалии». Но совсем другое дело перепутать нормальные разочарования от любого крупного надгосударственного образования с программами партий. Страна-государство – это утопия. Нет никакого способа вернуться к ним. Европейцам, которые считают, что распад является хорошей идеей, следует обратиться к истории 1920-х и 1930-х годов. Или спросить у украинцев, противостоящих российской аннексии Крыма и поддержанной Россией агрессии в юго-восточных областях.

Лидеры европейских крайне правых, которым помогла сумбурность идей большей части европейских левых, двигают свои народы не назад к странам-государствам (что невозможно), а к гегемонии России в Европе. Несмотря на различные разногласия, есть один пункт, по которому европейские популисты, фашисты, и неонацисты согласны: «Путин является замечательным лидером, и его идеи для Европы – здоровы». Такие партии как Национальный фронт, Партия независимости Великобритании, Северная лига Италии, бельгийский Фламандский интерес и Йоббик в Венгрии изображают из себя националистов, при этом поддерживая политику иностранца, который не делает секрета из своей цели доминировать над их странами.

Предательство патриотизма предполагаемыми патриотами достаточно очевидно. То, что делает предательство гротескным – реальный баланс сил. Европа – намного сильнее России. Путинский режим, зная свою слабость, ищет защиты у Китая. Таким образом, многие европейцы выбирают людей, которые хотят, чтобы Европа стала зависимой от иностранной державы, которая сама склоняется в сторону Китая в качестве основного союзника. Думаю, справедливо заметить, что немногие голосующие за европейских крайне правых на самом деле хотят жить в России или Китае. Они голосуют за фантазию отделения от мира, а что их лидеры им на самом деле предлагают, является интеграцией в мир, который им понравится гораздо меньше.

Шокирующие результаты выборов в Европе очистят некоторые головы, но необходимо нечто гораздо большее. То, что мы видели в течение десятилетия после последнего крупного расширения ЕС – когда десять новых стран присоединились в 2004 году – это то, что Европейский союз не может стоять на месте. Он нуждается в вызовах, и он нуждается в перспективах. Ему нужна энергия и энтузиазм людей, которые не принимают свободу и порядок как должное, но которые готовы работать на их достижение. В украинской революции люди боролись с флагом ЕС в руках; на украинских выборах люди с символами ЕС стояли в очереди в течение нескольких часов. Европейский союз расширялся с момента своего создания в качестве Европейского сообщества, и он будет и должен продолжать расширяться. Обещание дальнейшего расширения не будет стоить дорого: напротив, стимулы для реформ и инвестиций уменьшат потребность в дальнейшей финансовой помощи.

Украина тем временем нуждается в помощи. Её революция началась как протест против прежнего режима, который в последний момент отверг важную торговую сделку с Европейским Союзом, известную как Соглашение об ассоциации. Это соглашение в скором времени вступит в силу и будет шаблоном для реформ, а также обеспечит некоторый доступ к рынкам ЕС. Но это далеко не полное членство в ЕС. Возникнут возможности с обеих сторон, которые будут для сторон «стоить недорого», будут элегантными, привлекательными, и эффективными.

Если Европейский союз даст Украине формальный статус кандидата в ЕС и сообщит, что она может стать полноправным членом, скажем, через десять лет (если будет отвечать необходимым административным и политическим критериям), сразу произойдут две вещи. Во-первых, Украина получит (как когда-то Польша и другие страны) положительный стимул для искоренения коррупции, являющейся большим бичом для страны, так как это даст понять, что она может получить в ответ. Во-вторых, международные инвесторы, в том числе российские инвесторы, которые в настоящее время оставляют Россию, придут в Украину. Экономическое развитие, которое это даст Украине, будет иметь большую выгоду для ЕС, так как позволит стабилизировать восточную границу, и продемонстрировать, что европейские ценности не только привлекательны, но и эффективны.

Европа нуждается в этом: не так для других, как для того, чтобы напомнить себе о забытом.

Timothy Snyder, американский историк, профессор Йельского университета

Перевод rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2016 Київ rss