Выборы в Германии и перспективы Меркель

“Над всей Германией безоблачное небо” – фраза, где заменено только название государства, вошла в историю 80 лет назад – она стала символом прихода к власти самых мрачных сил. 18 июля 1936 года в 15 часов 15 минут государственная радиостанция Испании передала официальное сообщение, начинавшееся такими словами: «Правительство снова подтверждает, что на всем полуострове полное спокойствие». В другой интерпретации это сообщение звучало так: «Над всей Испанией безоблачное небо». Как полагает ряд историков, это был сигнал к выступлению фашистских мятежников во главе с будущим пожизненным диктатором этой страны генералом Франко.

Как мы знаем, германские нацисты пришли к власти тремя годами раньше абсолютно легально. Называя себя национал-социалистами, они вполне убедительно набрали относительное большинство (43,91% голосов) на выборах в Рейхстаг 5 марта 1933 года.

В сентябре 2017 года в Германии вновь пройдут выборы в федеральный парламент — Бундестаг. Времени до них еще почти целый год, однако уже сейчас можно сказать, что перспективы для этой страны опять отнюдь не самые радужные. Дело в том, что какую бы конфигурацию не приняла по их результатам правящая коалиция, кто бы в нее ни вошел, будущее правительство Германии будет вынуждено проводить крайне правую политику.

Но обо всем по порядку. Как известно, недавно Христианско-демократический союз (ХДС), возглавляемый нынешним бундесканцлером Ангелой Меркель, потерпел поражение на региональных выборах – в лантаг земли Мекленбург-Передняя Померания. Напомним, что ХДС занял на них лишь третье место, набрав 19,4% голосов. На первом месте с 30,6% голосов оказалась Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). А вот второе место, оттеснив ХДС и набрав 20,8% голосов, сенсационно заняла крайне правая партия «Альтернатива для Германии» (AfD), созданная в 2013 году.

В России провластные эксперты, с трудом сдерживая восторг по поводу успеха AfD в Мекленбурге, смело экстраполируют его на предстоящие в 2017 году выборы в Бундестаг. Впрочем, те из них, кто лучше разбирается в немецкой политике, не столь смелы в прогнозах. Они отмечают, что выборы в этой восточногерманской земле не очень показательны для остальной страны, что голосование там всегда отличается от большинства германских регионов, а позиции крайне правых на территории бывшей ГДР всегда сильнее, чем на западе Германии. Вероятно, так и есть, однако поводы для серьезного беспокойства все равно остаются.

Дело в том, что вследствие миграционного кризиса, сопровождавшегося мощнейшей антимигрантской пропагандой, которая сегодня ведется большинством политических сил нынешней Германии, позиции ХДС и, в первую очередь, ее лидера Ангелы Меркель действительно ослабли.

На самом деле Меркель когда-нибудь поставят памятник – причем не только в Сирии, но и в ее собственной стране. Два года она, опираясь исключительно на собственный авторитет, проводит абсолютно бескорыстную, не на словах, а на деле интернационалистическую политику, базирующуюся на ценностях гуманизма. То, что Меркель сделала для беженцев из объятой гражданской войной Сирии, приняв и разместив миллион с лишним человек совершенно другой культуры и языка – это, по большому счету, настоящий подвиг. Конечно же, она понимала, что такая политика не добавит ей голосов избирателей, но все равно пошла на это.

Однако вернемся к возможным результатам голосования в 2017 году. Допустим, на общефедеральных выборах респектабельные неонацисты из AfD и не займут второе место, как это случилось недавно в Мекленбурге. Допустим, они получат третий или четвертый результат, при том, что первое место с относительным большинством, скорее всего, завоюют социал-демократы.

Такой вариант весьма вероятен. В этом случае СДПГ для формирования правительства все равно придется создавать коалицию. Наиболее умеренным вариантом при таком раскладе может стать почти зеркальное отражение нынешней «большой» правящей коалиции – ее вновь составят ХДС/ХСС и СДПГ, но уже теперь при лидерстве последней. Это будет означать, что Меркель придется оставить пост канцлера, который перейдет к социал-демократам.

Впрочем, возможны и другие конфигурации при создании правящего большинства. Не факт, например, что центристы (христианские демократы) сохранят партнерские отношения со своим нынешним союзником — откровенно правым Христианско-социальным союзом в Баварии, во главе которого стоит последовательный критик миграционной политики Меркель Хорст Зеехофер.

Ослабит ли ХДС уход ХСС в свободное плавание — вопрос. Но это уж точно не усилит ХСС, который по нынешним временам может стать союзником кого угодно — хоть своих идейных братьев из AfD, хоть «левых», хоть «зеленых».

В своем недавнем интервью директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина сказала, что возможна и тройственная коалиция: СДПГ-Die Linke («Левые»)-«Зеленые».

Возможно, это и так. Однако правящая коалиция может получить и более оригинальные – «лево-правые» очертания. Например, СДПГ – AfD. А что, чем черт не шутит? С учетом примера Греции, где уже не первый год у власти находится именно такая, «лево-правая» коалиция в лице якобы «левацкого» блока СИРИЗА и право-националистической организации «Независимые греки» (АНЭЛ), подобный вариант отметать нельзя.

Если говорить предметно, то дело не только и даже не столько в возможных комбинациях будущей правящей коалиции. Названия партий, которые могут в нее войти, отличаются, а вот их программы, а главное, их позиции по таким ключевым вопросам современной внутренней и внешней политики Германии, как миграция, конфликт России и Украины, будущее Евросоюза, — почти нет.

Ведь не секрет, что чуть ли не все крупнейшие партии современной Германии потакают антимиграционным настроениям части населения, а во многом и сами эти настроения раскручивают. Характерно, что и крайне правая «Альтернатива для Германии», и «Левые», и «Зеленые» занимают по этой теме очень близкие позиции. Не случайно один из основателей AfD Александр Гауланд с глубоким удовлетворением говорил о позиции председательницы фракции «Левых» в Бундестаге Сары Вагенкнехт по миграционным проблемам: «Приятно видеть, насколько левые могут быть способны к реальной политике… Я рад, что они видят это так же, как и AfD».

Близкие позиции занимают почти все немецкие партии и по проблеме конфликта в Донбассе, а значит и по вопросу о санкциях против РФ. И это не случайно. Это идет от старой просоветской традиции западных левых, которые воспринимали Советский Союз как некое «меньшее зло», чем нацистская Германия, а после ее крушения, как меньшее зло, чем Запад вообще. Там (в СССР) произошла социалистическая революция, там – общенародная собственность, там – хоть «деформированное» (по Троцкому), но все-таки «рабочее» государство, рассуждали они.

Вопрос о «советском наследстве», то есть о сути советского строя, его успехах (подлинных и мнимых) остается открытым, однако в данном случае, речь не об этом. А о том, что западные левые удивительным образом не заметили глобального изменения, которое произошло за последние 25 лет с постсоветскими государствами. И, прежде всего, с Российской Федерацией, которую они считают чуть ли не прямым продолжением Советского Союза.

Причем они не настолько слепы, чтобы не видеть, что современная Россия — вполне капиталистическая страна. Но совершенно не хотят видеть, что в довесок к частной собственности социальное неравенство здесь на порядок выше, чем на Западе, что на государственном уровне культивируются великодержавный шовинизм и клерикализм (одна из конфессий фактически стала государственной религией, церковь вмешивается в законотворческий процесс, в систему образования и воспитания подрастающего поколения), насаждаются патриархальные «традиционные ценности».

Совпадение антимигрантских и пророссийских взглядов большинства «левых» с аналогичными взглядами крайне правых не случайны. Эти «левые» на протяжении многих десятилетий проделали ту же эволюцию, что и их «социалистический» идеал — СССР. То есть прошли путь от поддержки государственного социализма в Советском Союзе до поддержки государственного капитализма в нынешней России в его современном, наиболее реакционном варианте. Действительно, если нынешняя Россия и унаследовала что-то от сталинского СССР, так это имперство и шовинизм.

Именно эта политика, которая особенно хорошо просматривается во внешнеполитических шагах нынешней РФ, начиная с 2008 года, и кажется многим «левым» продолжением социалистической политики. Однако «восстановление СССР» на основе государства, в котором господствует крупная частная собственность, на деле может привести лишь к созданию СКР (Союза Капиталистических Республик).

Но эти очевидные социально-экономические выводы в головы западных левых не приходят. Почему? Действительно, почему их программа – не интеграция Европы, а замкнутость в национальных границах и, как неизбежное следствие этого, национализм вместо интернационализма? Почему они готовы поддерживать любой реакционный режим, лишь бы он был антиимпериалистическим (читай, антиамериканским)? Почему они не замечают что за последние 17 лет Россия стала одним из крупнейших империалистических государств?

Точно так же, как они совершенно не заметили, что уже восемь лет во главе США находится темнокожий социалист, который почти полностью вывел войска из Афганистана и Ирака, хотя, учитывая, что часть территории последнего захвачена «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная в РФ), этого делать как раз бы и не стоило…

Классовый подход к исследованию закономерностей развития общества нынешними «левыми», конечно же, отброшен за ненадобностью. Действительно, зачем держаться за старое? Зачем рассматривать развитие любого общества, в том числе, и российского, с точки зрения интересов тех или иных классов и групп? Будем выше, пойдем дальше, будем рассматривать развитие человеческих обществ с точки зрения «геополитики», где в глобальном пространстве соперничают государства, которые, конечно же, суть государства вообще, а не аппараты насилия и подавления в руках определенного класса или классов.

При желании совпадение взглядов «левых» и правых можно объяснить модным словечком «постмодернизм». Дескать, в наше время понятия «правые» и «левые» смешались, нет уже ни тех, ни других. Однако все это ничего не объясняет, а только сильнее запутывает.

Если же есть желание разобраться в том, что происходит, то стоит обратить внимание на то обстоятельство, что взгляды правых как раз нисколько не изменились. Они как были за частную собственность, национализм, шовинизм и «традиционные» ценности, так и остались при своем. Но если «левые» стали разделять, а главное, по факту поддерживать политику и политиков, которые исповедуют правые ценности и взгляды, то вывод из этого должен быть очень простой: если они и «левые», то только по названию.

Германии (и только ли ей?) все это сулит довольно мрачные перспективы. Сейчас на небосклоне немецкой внутренней политики нет практически ни одной влиятельной силы, которая могла бы проводить действительно левый курс. Все, включая номинально «левые» партии (СДПГ, Die Linke, «Зеленых») будут проводить правую, если не сказать крайне правую политику. Что станет шагом назад в общеевропейском проекте, если не похоронит его полностью.

«Над всей Германией безоблачное небо»…

Александр Желенин, www.rosbalt.ru

_____________________________________

Также предлагаем Вашему вниманию лекцию Александра Желенина “Левые и война в Украине” в Свободной школе Сопротивления (Москва) 17 февраля 2015г.:

 rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss