Как президент Трамп вел бы себя с Путиным

Глава российского МИД Сергей Лавров заявил в конце апреля, что Россия взяла курс на построение самодостаточной экономики и в условиях санкций будет надеяться на собственные силы. Некоторые комментаторы сразу отметили сходство этого подхода с идеями чучхе. Однако в отличие от КНДР путинская Россия вряд ли всерьез готова к изоляции. Дело даже не только в том, что российская экономика сильно зависит от поставок западной техники и технологий. Путинская элита в большинстве своем живет “на два дома”. Практически у каждого крупного российского начальника есть недвижимость, активы, счета на Западе. Там они отдыхают, там учатся их дети. “Крымнаш” – это для населения. А для элиты – “Лондоннаш”, “Куршевельнаш”, “Сардиниянаша”, наконец, “Панаманаша”.

Изоляция от Запада, ужесточение санкций – очень серьезная угроза для Кремля. Однако менять свою политику он не собирается. Тот же Лавров сказал, что Россию не устроит положение дел, когда в обмен на сотрудничество “мы” должны “стать такими же, как они”, принять “западное отношение к правам человека”, ведь “это противоречит фундаментальным основам нашей культуры”. В ситуации, когда российские власти, с одной стороны, боятся изоляции, а с другой, не хотят соответствовать принятым в западном мире культурным и правовым нормам, у них остается только один выход – менять сам Запад.

Ситуация в мире благоприятствует этим намерениям. Гуманистическая толерантная политическая культура переживает кризис. Правопопулистская волна в западных странах имеет много общего с путинизмом, включая выход за рамки либеральной политической традиции и демонстративное нарушение неписанных правил политкорректности. Еще недавно такие взгляды могли позволить себе только политики-маргиналы. Теперь их проповедуют реальные претенденты на высшие государственные посты, от австрийца Хофера до американца Трампа.

Политика российских властей способствует росту популярности этих сил. Нарушение Россией в крымском и донбасском конфликтах международных юридических норм демонстрирует западному избирателю, что в современном мире, как и сто лет назад, сильный всегда прав. А значит, надо голосовать за своих “сильных личностей”, которые смогут защитить от угрозы со стороны “чужих”. Кремль показывает соблазнительный пример возвращения к “готтентотской” политической морали (хорошо – это когда я ем соседа, а плохо – когда сосед ест меня), к национализму, вождизму, культу силы в политике. В мире, где есть президент Путин, у кандидата Трампа больше шансов на успех.

Российские власти активно пытаются использовать правопопулистскую волну, чтобы переделать мир под себя, под свои криминальные практики. Для этого они коррумпируют западную политическую и бизнес-элиту, покупают СМИ, интеллектуалов, пиарщиков. В Кремле, видимо, мечтают о мире, где президенты Путин, Трамп, Марин Ле Пен и канцлер Фрауке Петри (Frauke Petry) договаривались бы с китайскими руководителями о разделе планеты на сферы влияния.

Путин и Трамп неслучайно говорят друг другу комплименты. Их многое сближает. И того, и другого поддерживают люди, не принявшие идеи гуманизма и толерантности, как еще недавно казалось, прочно утвердившиеся в западной культуре. Типичный сторонник Трампа – немолодой белый мужчина без высшего образования со средним или чуть ниже среднего уровнем доходов. Такие люди чаще других высказывают недовольство в адрес расовых меньшинств и иммигрантов.

Подобные взгляды господствуют и среди сторонников Путина. Только в России они распространены во всех слоях общества. Половина россиян в той или иной степени разделяет тезис “Россия для русских”, лишь четверть считает, что не следует вводить ограничения на проживание в России каких-либо наций.

Многие сторонники Путина и Трампа, судя по их высказываниям в социальных сетях, с недоверием относятся к представителям иных культур и рас; презирают сексуальные меньшинства, по-сексистски относятся к женщинам; уверены в собственном расовом, национальном, конфессиональном превосходстве. Психологи называют таких людей авторитарными личностями.

Однако вряд ли Трамп поможет Путину. Миллиардер уже заявил, что будет строить отношения с Россией с позиции силы и даже в случае чего прикажет стрелять по российским военным самолетам, совершающим опасные маневры возле американских ВВС.

Либерал Обама очень далек от подобных планов. А вот Трамп, если придет к власти, как раз может сделать самые страшные сны российского президента реальностью. Причем, именно потому, что у него с Путиным много общего. Хозяин Кремля столкнется в лице Трампа с таким же показным ура-патриотом, строящим из себя сильную личность, как и он сам. От обоих президентов избиратели будут ждать брутальных, жестких решений. Дональд Трамп может всерьез начать играть с Владимиром Путиным в военно-патриотические игры, доказывая, кто в мире настоящий хозяин. Финал таких игр для России с ее слабой экономикой и военным потенциалом, несопоставимым с американским, неизбежно будет очень печальным.

Эйдман

Игорь Эйдман, социолог, публицист, автор книг “Социология интернет-революции”, “Новая национальная идея Путина”, DW

Предыдущая статья автора – Какую следующую войну развяжет Путин?

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss