Похождения Арсения

Похождения Арсения (“Арсений и Владимир Владимирович”)

В квартире дома, что в Лубянском проезде Москвы, бывший футурист и хулиган, а ныне – пролетарский советский поэт Владимир Владимирович Маяковский, сидел за столом и строчил стихи, слегка высунув кончик языка для вдохновения… Уже написанное декламировал вслух!

«Ленин и партия – леденцы братья!» – гремел его голос на всю квартиру…
– «Близнецы», – сказал Арсений Петрович…
– Что? – переспросил Маяковский
– «Близнецы-братья» – так лучше…

Владимир Маяковский засунул в рот химический карандаш и задумался… «Да, так действительно лучше! Спасибо!… О чем бы еще написать?»

– Да о чем угодно, ответил Арсений Петрович…

– Вот хотя бы (он пошарил глазами по столу и увидел паспорт поэта) – про паспорт напиши, видишь какой он серпастый и молоткастый… Или что-то лирическое, например «Свеча горела на столе, свеча горела» (тут Арсений Петрович внутренне рассмеялся, представив какой невероятный скандал разразится, когда «потом» выяснится, что Пастернак спёр готовый стих у Маяковского; тоже мне «доктор Жеваго», Склифасовский бля…)

– Та не, это говно какое-то, – сказал Маяковский
– Согласен, – расстроился Арсений Петрович

– А давай поиграем в такую игру, – предложил поэт: я говорю первую строчку стиха, а ты вторую и тд.

– Давай, – согласился Арсений Петрович

– «Вы любите розы?» – начал поэт

– «А я на них срал» – подхватил Арсений

– «Стране нужны паровозы, нам нужен металл» – закончил Маяковский весело и задорно…

– Нормально, – согласился Арсений, только замени «паровозы» на «Искандеры»
– Какие еще такие искандеры?
– Не важно. Просто личная просьба, что тебе жалко?..

– А вы Арсений, значит с Украины будете, с будущей Украины? – спросил поэт…

– Ага, – подтвердил Яценюк

– Я люблю Украину, – сказал Маяковский. У меня, например такое есть: «Ты, москаль, на Украину зубы не скаль. Знаете ли вы Украинскую ночь? – Не вы не знаете Украинской ночи… Эта мова величава и проста, «Чуєш сурми заграли, час розплати настав”…

– О! Оце друге діло! Це мені подобається, – сказал Арсений. Ему почему-то решительно перехотелось убивать советского поэта… «Видимо старею», – подумал Арсений Петрович, на минутку позабыв, что лишен возможности стареть даже в принципе…

– И что там в будущем? – спросил поэт… Коммунизм уже построили?

– Увы… – ответствовал Арсений Петрович. Ничего не построили. Только засрали все и разрушили. Коммунизма нет, а Советский Союз распался… Тупиковая ветка развития, ошибка эволюции…

Маяковский был потрясен и ошеломлен… – А искусство? Искусство? – спросил он, придя в себя… Советское пролетарское искусство развивается? Растет?

– Тоже – нет! –ответил Арсений. Вот на тебе фактически все и закончилось. Сейчас там в чести другие «митці”… Басков Коля, например…
– И что у него за стихи?
– Ну, например такие: “Николай, Николай, Николай, Коля… Просто спой для души”, – вспомил Арсений Петрович
– И это «искусство»? – ужаснулся поэт… Это нравится людям?
– Да! Фактически «звізда” он там – подтвердил Арсений…

– А куда же смотрит власть? – поразился Маяковский

– Да какая там власть, – рассказывал далее Арсений. У власти – злобный закомплексованый карлик-энкавэдист… А самое печальное, что зовут это недоразумение, Владимир Владимирович, – Владимир Владимирович, как и тебя…

– Маяковский стоял посреди комнаты с опущенными руками в крайней степени прострации, растерянности и отчаянья… А потом четко, как будто, рубая топором слова, констатировал: “Значит так! Коммунизма не построили! Совесткий Союз развалился! В искусстве “Николай Николай”, – правильно я понимаю?

– Совершенно верно, ваше благородие – не стал отрицать Арсений Петрович…

– И у власти карлик-энкаведист?

– Ага. Ростом тебе по хуй, примерно, – уточнил Арсений Петрович

– И это нравится российским гражданам?

– Практически все в восторге! – подтвердил Яценюк…

– Ясно! – сказал поэт… Постоял минуту в раздумьях, и решительными широкими шагами вышел на кухню. Подошел к шифоньеру, открыл ящик, достал подаренный товарищем Дзержинским маузер, секунду подумал о чем то, а потом выстрелил себе в голову…

Арсений Петрович от выстрела вздрогнул… Он не ожидал и не хотел такого результата… Прошел на кухню и оценил масштабы бедствия… Подошел к лежащему на полу поэту, а вернее к тому, что от него осталось… “Эх ты, облако ты в штанах” – усовестил он покойника… – Эка, я перестарался малость, – подумал Арсений про себя… Не надо было про “Николая”… Слаб человек, очень слаб… “Не вынесла душа поэта”, не учел… От бля… Скорбно снял кроличью шапку…

Вернулся в комнату, сел за стол, и ловко копируя почерк покойного Маяковского, быстренько накидал “Стихи о советском паспорте” чтобы восполнить пробел в истории…

Подошел к книжному шкафу и потрогал пальцами корешки книг. Достал из портфеля принесенную с собой книжицу и встиснул ее между томиком Вяземского и Тютчева… “Ганна Герман. Залізний господар” – было написано на книге… Улыбнулся…

Уже на выходе из квартиры заметил на вешалке и забрал с собой элегантный женский шарфик. «Лиля Б.» – было вышито на шарфике… Подарю Айседоре, при случае, – решил Арсений. Думаю, ей понадобится… «На память от Есенина»… Ги-ги-ги…

Открыл двери парадного и вышел на улицу… 14 апреля 1930 года в Москве было холодно…

Виталий Чепинога, facebook

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2017 Київ rss