Политика победила биологию. Об однополых браках и сошедшей с ума западной цивилизации

Приводим мнение двух российских либералов:

В обход референдумов и выборов решением нескольких судей в США легализовали однополые браки. Нет сомнений, что западный мир страна за страной будет сдаваться перед политическим гей-лобби и то там то сям будет легализовывать это странное насилие над биологией под названием однополый брак.

Демократу открыто высказываться против гей-браков в нынешнем мире непросто. Ибо в союзниках у тебя неожиданно толпы каких-то бородатых басмачей, желающих убивать за радужные флаги, либо, коррупционеры и воры, обвешенные шубохранилищами и иконами, а в противниках – куча в общем-то неплохих людей, которые впрочем не прочь занести тебя в свои чОрные списки гомофобов. Ибо при всей показной радужности гей-сообщества к критикующему их миру оно как правило черно-белое.

Я все же рискну высказаться по теме однополых браков и попытаюсь объяснить, почему в демократической стране однополые браки не должны быть разрешены никогда. Я не буду ссылаться на чувства верующих, их взгляды и тому подобное. Такие аргументы и без того звучат со всех сторон. Из-за них, порою, не слышны аргументы иного свойства.

Тема большая, так что придется разбить ее на несколько пунктов.

1. Политика вмешивается в биологию

Это самый странный аспект в теме однополых браков – политика вмешивается в биологию.

Вот подумайте, есть пеликан, есть слон. Кто-то из них самка, кто-то самец. Но приходит политик и говорит “вы знаете, мы тут проголосовали или даже суд решил и теперь пеликан будет слоном, а самки у пеликанов будут самцами”. При всем уважении к референдумам или судам слон не полетит, даже если все суды мира признают его пеликаном. И вряд ли у пеликана появится хобот, даже если на его стороне будет куча юристов. Не, я не спорю, достижения науки велики и кто знает, может завтра какой-нибудь доктор Моро пришьет пеликану хобот и крылья слону и те будут трубить хоботом и порхать. Но даже в то прекрасное время пеликан так и останется пеликаном с пришитым к нему хоботом, а слон слоном, хоть ему и пришпандорили крылья.

Политика не в первый раз вмешивается в семью. Коммунисты после революции 17-го года экспериментировали с семьями, обобществляя жен. Нацисты делали социальные эксперименты в этой области, пытаясь вырастить чистокровную арийскую расу. В Африке боевики до сих пор проводят чудовищный эксперимент, похищая детей и выращивая их в лагерях без отца и мамы, создавая их них жестоких убийц. В общем, политике не впервой экспериментировать с институтом семьи.

Сегодня мы как цивилизация вошли в странную пору, когда хирург может отрезать кой-чего у мужчины и сделать вид, что это теперь женщина. Добавить кой-чего женщине и назвать это мужчиной. А потом придет политик и вовсе скажет, что самец без всяких хирурговмешательств это теперь самка, вот вам удостоверение главного суда на этот счет.

Смотрите, я демократ и я понимаю, что такое права человека. Действительно кто-то может захотеть, чтобы его признали женщиной, хотя он мужчина. Или мужчиной, хотя он женщина. Или могут появиться два мужика и сказать – считайте нас семьей, мы настоятельно требуем этого.

Тут для общества действительно наступает интересный момент. До какой меры потакать желаниям человека. До какой меры уступать. Отдельно подчеркну, я не говорю – преследовать этого человека, я говорю – будет ли общество тоже называть черное белым только лишь потому, что так считает один человек и так ему становится легче.

Я понимаю, почему не нужно преследовать и дискриминировать человека, который однажды захочет считать себя табуреткой. Но должен ли я сходить с ума и называть его так? Является ли это автоматически моей гражданской обязанностью? И если да – то почему? Почему здравый смысл и биология должны уступать перед социальным экспериментом и политикой.

Тем не менее, общество ведь начало в этом уступать. Так почему? Для этого перейдем в следующий пункт.

2. Феномен гей-лобби

Геи – не единственные, кого преследовали и дискриминировали. Дискриминировали и дискриминируют женщин, заставляя их выходить замуж против их воли, в ряде регионов мира до сих пор распространено похищение невест и браки по воле родителей. Дискриминируют мормонов с их многоженством. В прошлые века дискриминировали тех, кто живет сексуальной жизнью вне брака, впрочем в ряде стран до сих пор есть жестокие наказания за прелюбодеяние.
И все же, добившись в своих странах прекращения преследования тех, кто решил развестись, или кто живет вне брака – эти группы не образовали особого политического лобби и не стали требовать расширения своих прав в сторону прав привилегированных.

Мы не слышали о политическом лобби мужей, которые хотят налево и об их требовании например на этом основании усыновлять детей. Мы не слышали о политических партиях разведенцев. Т.е. люди выбирают для себя разный тип сексуального поведения, разный тип жизни в браке или вне его, но единственная существующая политическая группа из всех этих вариантов – только у гей-сообщества.

Я не берусь сейчас размышлять, почему так получилось. Куда интереснее подумать о том, к чему это привело и может привести далее. А приводит это на мой взгляд к перекосам и искажению концепции семьи, того, что называется и считается в принципе семьей. Это заводит нас, как я уже говорил выше, в социальный эксперимент над институтом брака, последствия которого не очевидны.

3. “Но ведь геи никого не дискриминируют”
Этот пункт мог и не быть частью нашего размышления, но вы поймете, почему он тут находится.

Гей-сообщество допускает дискриминацию, одобряет её и популяризирует. Понятно, что не все геи гетерофобы. Не все из них ненавидят тех, кто не считает гей-браки правильными. Но гей-сообщество безусловно поддерживает политически шовинистов, не принимающих иной точки зрения, дает им разгуляться, дает им представлять их интересы, не сажает их в тюрьмы и не штрафует за борьбу с инакомыслием.

Перейдем к простому примеру. Зайдем в школу и возьмем в руки учебник.

Нам говорят, что правильный и толерантный учебник такой – там в рассказе о семьях будет сказано, что есть пары гетеросексуальные и есть гомосексуальные – и то и то – нормально.

Я утверждаю, что правильный и толерантный учебник хотя бы такой – там в рассказе о семьях будет сказано, что есть пары гетеросексуальные и есть гомосексуальные. Часть людей считает гомосексуальный пары чем-то нормальным. А часть – не считает это нормой.

Внимание вопрос, какой из этих двух вариантов учебников на самом деле более честный и более толерантный? Уверен, вы знаете ответ.

Помимо такого рода образовательного насилия есть и прямая дискриминация, которая становится нормой. Случаи вроде суда над христианской общиной, отказавшейся брать на работу в детский христианский лагерь вожатого-гея – это уже перестало быть даже отдельными эпизодами. На мой взгляд гей-лобби нужно слегка умерить пыл и не превращаться в полицейского морали, которому уже мало места на улице и он хочет залезать и за церковную ограду и в семьи людей.

Проблема дискриминации людей, отличающихся по взглядам от гей-сообщества есть. В большей степени сегодня это касается христианской общины, так как христиане всегда славились толерантностью. Видимо, их оказалось легче прессовать, чем представителей других религий.

4. “Не лезьте к нам в постель”

Действительно, спальня – это частное пространство человека. Плохо то государство, которое регулирует спальные вопросы.

Нюанс в том, что геи оказались единственной сексуальной группой, которая хочет рассказывать всему миру, с кем именно они спят и каким образом. Как я упоминал выше, таким нарциссизмом не славятся ни те, кто любят ходить налево, ни те, кто живет, скажем так, сам с собой. Ну разве что эксгибиционисты любят публичность. Но вряд ли общество отвечает им взаимностью.

5. И все же, что должно делать государство?

Есть несколько тем, которые касаются государства и которые касаются гей-браков.

Государство регулирует вопросы правовые. Ну например вопрос наследства. Вопросы возможности навестить любимого человека в тюрьме. Возможность не свидетельствовать против.
В общем есть целый пул вопросов, которые разумны.
На мой взгляд достаточно было изменить законодательство в этих областях права. Хотят люди наследовать друг другу, навещать друг друга в тюрьме, хранить тайну в случае следствия – не вижу проблем, почему государство не могло бы пойти на уступки тут.
Назовите это союзом, если уж им так нравится и в рамках этого союза решите все вопросы.

Но есть кое-что важное, что выходит за рамки союза и касается исключительно брака. Это вопрос усыновления.

Есть Конвенция о правах ребенка, в которой рекомендуется усыновлять детей в семью, предоставлять ему наиболее правильные для развития условия. И здесь мы сталкиваемся с кучей проблем, если гей-семья признается государством равной семье гетеросексуальной.

Понятно, если дети в сиротском доме в отсталой стране и они вообще без родителей десятками тысяч. В таких странах куда ни усынови – наверное почти все будет лучше, даже если ребенка усыновит экзотическая семья из пятисот Элтонов Джонов.

Но в стандартной ситуации начинаются проблемы.

Например, если ребенок потерял родителей и рос в гетеросексуальной семье – его можно ли и правильно ли передавать семью геев? Это будет корректно защищать права ребенка и учитывать его интересы? Если детдом вынесет решение исходя из интересов ребенка и передаст его гетеросексуальной семье – не будет ли осужден такой детдом и назван дискриминирующим геев?

Другая ситуация – младенец. Есть две семьи – гетеросексуальная и семья гомосексуальная. Ок, для разнообразия добавим туда маму-одиночку. Будет ли у детдома шанс выбрать лучшее для ребенка – чтобы у него была и мама и папа? Или ребенка отправят на социальный эксперимент?

Мое мнение простое. Для детей нужно выбирать лучшее. Поэтому все дети, которые родились от мужчины и женщины и должны в идеале воспитываться мужчиной и женщиной. Если когда-нибудь мужчины научатся рожать сами или женщины научатся беременеть без мужчин – ок, тогда может быть что-то надо будет пересмотреть.

В такого рода случаях мне кажется логичным исходить из интересов ребенка, а не политической конъюнктуры.

6. Влияние семьи на ребенка

Есть масса исследований, статистически показывающих, что дети, выросшие в семье, лучше социализированы, более успешны и лучше развиты, чем дети, выросшие в детдоме. Равно лучше ситуация у тех, кто вырос в полных семьях, чем у тех, кто вырос в семьях неполных. Например случаи разводов и неуспешных браков выше именно у детей в неполных семьях.

Насколько я понимаю, хороших исследований по теме детей. выросших в гей-семьях, нет. Точнее я знаю о ряде исследований, что такие дети более склонны к самоубийству, у них больше психологических проблем, чем у детей, выросших в полных семьях. Но т.к. такого рода результаты исследований распространяли христианские ресурсы я могу допустить, что данные или предвзяты или недостоверны.

Да, я стараюсь быть объективным.

Но все же задам вопрос, а что если хорошие исследования будут проведены и подтвердят, сказанное выше?

7. Человечество найдет выход

Ради объективности, скажу и следующее. Человечество знало много разных экспериментов. Не пойми что творилось в древние времена в Риме и Греции. Индия тоже куролесила будь здоров. Восток и сейчас шокирует своим отношением к женщинам. И как-то, как мы видим, человечество до сих пор выживало. Но цивилизации не все выживали. Те цивилизации, что разрушали институт брака, как правило исчезали под напором тех, где был муж, жена и куча детишек.

Ибо политика политикой, суд судом, референдум референдумом, но такова наша биология – дети пока еще появляются от союза мужчины и женщины. Вот ведь какой гомофобный парадокс.

Козырев
Олег Козырев, российский блогер, Фейсбук

____________________________________

И еще раз к теме ЛГБТ-активизма. Я имею в виду ЛГБТ-активизм в продвинутых странах, разумеется, а не в диких странах типа России.
Так вот, в продвинутых странах так называемая «борьба за права ЛГБТ» не имеет отношения к борьбе за РАВНОПРАВИЕ – которое никем не нарушается. Это борьба за ПОВЫШЕНИЕ СТАТУСА социальной группы.
При этом ЛГБТ-актив претендует олицетворять всю группу, примерно так же и на таких же основаниях, как большевики претендовали олицетворять пролетариат и трудовое крестьянство.
А повышение статуса ЛГБТ-актива возможно только с помощью атаки на другие группы. Со всеми их системами ценностей, которые, миль пардон, не вчера по чьей-то прихоти появились, а насчитывают тысячелетнюю историю.
И ведется эта атака в лучших большевистских традициях, с помощью агрессивного навешивания ярлыков. А оппоненты не могут ответить тем же. То есть теоретически могут конечно. Но в «продвинутом» обществе человек, обличающий всемирный заговор гомофобов, будет выглядеть отважным борцом «за права», а человек, обличающий всемирный заговор пидарасов – гнусным фашистом.

Шехтман-150x150

Павел Шехтман, российский гражданский активист, блоггер, facebook

rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss