Как США отказывались быть империей

“Империя” является словом ругательным. Учитывая поведение многих империй, это обосновано. Но империя также – просто описание состояния, во многих случаях незапланированного и в редких случаях намеренно созданного. Это состояние, возникающее из-за огромного дисбаланса власти между странами. На самом деле, империи созданные намеренно, например, наполеоновская Франция и нацистская Германия, редко выживали. Большинство империй не планировали ими стать. Они становились империями, а затем осознавали, что они – империи. Иногда они в течение долгого времени не понимают, что они – империи, а отказ осознать реальность может дорого стоить.

Вторая мировая война и рождение империи

Соединенные Штаты стали империей в 1945 году. Да, во время испано-американской войны 1898 года Соединенные Штаты взяли под свой контроль Филиппины и Кубу. Верно также и то, что США тогда начали думать о себе как об империи. Но они тогда не были империей. Куба и Филиппины были только фантазией об империи, и эта иллюзия растворилась во время Первой мировой войны, а также в последующий период изоляционизма и Великой Депрессии.

Подлинная американская империя, которая возникла позже, была побочным продуктом других событий. Не было никакого тайного заговора. В некотором смысле, обстоятельства её создания сделали её более мощной. Динамика Второй мировой войны привела к краху «европейского полуострова» и его оккупацией Советами и американцами. Та же динамика привела к оккупации Японии и ее прямому управлению со стороны Соединенных Штатов в качестве де-факто колонии с генералом Дугласом Макартуром в качестве наместника.

США оказались огромной империей, при этом они хотели отказаться от этой роли. И это было подлинное желание, а не просто пропаганда. Во-первых, Соединенные Штаты были  первым анти-имперским проектом современности. Они отличались от империи в принципе. Что более важно, империя забирала американские ресурсы, а не была источником богатства для метрополии. Вторая мировая война сокрушила Японию и Западную Европу. Соединенные Штаты имели мало (если вообще что-то имели) экономических преимуществ от владения этими странами. Наконец, Соединенные Штаты закончили II Мировую войну почти не затронутые войной, и, пожалуй, одной из немногих стран, которые выиграли от этой войны. Но деньги делались в Соединенных Штатах, а не во владениях империи. Войска и генералы хотели вернуться домой.

Но в отличие от после Первой мировой войны, американцы не могли уйти. Первая мировая война разрушила почти всех ее участников. После нее ни у кого не было сил попытаться установить гегемонию. Соединенные Штаты согласились оставить Европу собственному развитию. Вторая мировая война закончилась по-другому. Советский Союз был в руинах, но, тем не менее, он был по-прежнему силен. Он был гегемоном на востоке, и при отсутствии  Соединенных Штатов, он, вероятно, мог начать доминировать во всей Европе.

Соединенные Штаты не могли уйти из этих стран. США не считали, что они присматривают за колониями и, безусловно, позволяли значительно больше внутриполитической автономии, чем Советский Союз – в «своих» странах. Тем не менее, в дополнение к поддержанию военного присутствия, США организовали европейскую экономику и создали и приняли участие в европейской системе обороны. Если сущность суверенитета – в способности решать начинать ли войну, то такой власти не было ни у Лондона, ни у Парижа ни у Варшавы. Она была у Москвы и Вашингтона.

Организующим принципом американской стратегии была идея сдерживания. Не имея возможности вторгнуться в Советский Союз, стратегия Вашингтона по умолчанию была в том, чтобы остановить СССР. Влияние США распространилось от Европы  до Ирана. Советская стратегия была в том, чтобы обойти систему сдерживания путем поддержки повстанцев и «союзнических» движений как можно глубже в тылу сферы влияния США. Европейские империи разрушились. Советы стремились создать союзническую структуру из остатков этих империй, а американцы стремились противостоять им.

Экономика империи

Одним из преимуществ союза с Советами, в частности, для повстанческих групп, были щедрые поставки оружия. Преимущество союза с Соединенными Штатами было в принадлежности к динамичной зоне торговли и доступу к инвестиционному капиталу и технологиям. Некоторые страны, такие как Южная Корея, получили чрезвычайно много от этого. Другие не получили. Лидеры в таких странах как Никарагуа почувствовали, что они больше выиграют от советской политической и военной поддержки, чем от торговли с Соединенными Штатами.

Соединенные Штаты оставались наибольшей экономической державой с полным контролем моря, с базами по всему миру, динамичной торговлей и инвестиционной системой, от чего выиграли стратегически важные для США страны, которые были в состоянии воспользоваться этими преимуществами. Именно в этот момент, в начале холодной войны Соединенные Штаты начали вести себя как империя, хотя это и не осознавалось.

География американской империи была построена частично на военных отношениях, но в значительно большей степени на экономических отношениях. Сначала эти экономические отношения были довольно мелкими для американского бизнеса. Но по мере роста системы стоимость инвестиций выросла вместе с важностью импорта, экспорта и рынков труда. Как и в любой подлинно успешной империи, она не родилась из великого замысла или даже в чьем-то сне. Стратегическая необходимость создала экономическую реальность в одной стране за другой пока некоторые основные отрасли промышленности не стали зависимыми, по крайней мере, от некоторых стран. Очевидные примеры: Саудовская Аравия и Венесуэла, чья нефть питала американские нефтяные компании, и поэтому они стали экономически важны (совершенно независимо от обычного понимания стратегической важности). А уже это в свою очередь сделало их стратегически важными.

По мере взросления империи ее экономическая ценность возрастает, особенно, если она не занимается принуждением других. Принуждение является дорогостоящим и подрывает ценность империи. Идеальная колония – та, который вовсе не колония, но народ, который получает выгоды от экономических отношений как с метрополией, так и с остальной частью империи. Военные взаимоотношения должны быть взаимной зависимостью или зависимостью уязвимой колонии от метрополии.

Вот как Соединенные Штаты незаметно для себя стали империей. Во-первых, США были значительно богаче и сильнее остальных. Во-вторых, они столкнулись с потенциальным противником, способным бросить им вызов по всему миру в большом количестве стран. В-третьих, США использовали свое экономическое преимущество, чтобы побудить, по крайней мере, некоторые из этих стран к экономическим, а, следовательно, также к политическим и военным, отношениям. В-четвертых, эти страны стали важными для различных секторов американской экономики.

Ограничения американской империи

Проблемой американской империи является наследие холодной войны, в течение которой, ожидалось, что Соединенные Штаты пойдут на войну вместе с коалицией, но именно США будут нести основное бремя войны. Когда началась «Буря в пустыне» в 1991 году, возобладал основной принцип холодной войны. Была образована коалиция вокруг США. После терактов 9/11 было принято решение ввести войска в Афганистан и Ирак с той же основной моделью. Была коалиция, но центральная военная сила была американской, а также предполагалось, что экономические выгоды от отношений с Соединенными Штатами будут очевидны. Во многих отношениях, после 9/11 войны имели свою основную базу из Второй мировой войны. Планировщики войны в Ираке подробно обсуждали опыт оккупации Германии и Японии.

Никакая империя не может выжить прямым управлением. Нацистская Германия была, пожалуй, лучшим примером такой ошибки. Они пытались управлять непосредственно Польшей, захваченной советской территорией, отодвинули от власти Виши, чтобы управлять не половиной, а всей Францией и так далее. С другой стороны англичане правили Индией «тонким слоем» должностных и служебных лиц, но большим количеством предпринимателей, пытающихся сделать там свои состояния. У британцев получилось явно лучше. Немцы исчерпали свои ресурсы не только тем, что пытались все контролировать сами, но и из-за отвлечения войск и администраторов для прямого управления некоторыми странами. У британцев получилось превратить свою империю во что-то чрезвычайно важное для глобальной системы. Немцы подорвали себя не только на минах своих врагов, но также и своими завоеваниями.

После 1992 года Соединенные Штаты стали единственной глобальной супердержавой. То есть, это была единственная нация, которая могла развертывать экономическую, политическую и военную мощь в глобальном масштабе. Соединенные Штаты были и остаются чрезвычайно сильными. Тем не менее, это отличается от всемогущества. Когда американские политики обсуждают международные вопросы, связанные с Россией, Ираном или Йеменом, кажется, они думают, что власть США не имеет границ. Но ограничения есть всегда, и империи выживают, когда знают и уважая свои ограничения.

Основным ограничением американской империи является то же, что и у британской и римской империй: демография. В Евразии (Европа и Азия вместе) американцы остаются побежденными в количественном отношении с момента того как ступят на землю. Американские вооруженные силы построены на «силовых мультипликаторах» – оружии, которое может уничтожить врага, прежде чем враг уничтожит относительно небольшие развернутые силы. Иногда эта стратегия работает. В долгосрочной перспективе она не помогает. Враг может справиться с потерями гораздо лучше, чем небольшие американские силы. Этому уроку научились во Вьетнаме, и его повторили в Ираке и Афганистане. Ирак страна 25 миллионов человек. Американцы отправили туда около 130 000 солдат. В конце-концов уровень потерь подавил американцев. Миф о том, что у американцев нет желания воевать не учитывает, что Соединенные Штаты воевали во Вьетнаме в течение семи лет, да и в Ираке примерно столько же. Общественность может быть весьма терпелива. Математика войны – вот в чем вопрос. В определенный момент, потери уже не стоят политических целей, из-за которых начиналась война.

Развертывание значительных сил в Евразии не следует поддерживать за исключением особых случаев, когда превосходящие силы можно «купить» в местах, где важно победить. Этих случаев, как правило, мало. В противном случае, единственной стратегией должна быть непрямая война: перекладывание бремя войны на тех, кто хочет нести его, или не может избежать этого. В первые годы Второй мировой войны, непрямая война использовалась для поддержки Великобритания и Советского Союза против Германии.

Есть две разновидности непрямой войны. Первая – поддержка местных сил, интересы которых совпадают («параллельны») с нашими. Это было сделано на ранних стадиях Афганистана. Второй является поддержание баланса сил между государствами. Мы видим эту форму войны на Ближнем Востоке, где Соединенные Штаты в разное время становятся на сторону четырех основных региональных держав – Ирана, Саудовской Аравии, Израиля и Турции – поддерживая то одну, то другую в постоянной «эквилибристике». В Ираке американские истребители осуществляют авиаудары параллельно с иранскими сухопутными войсками. В Йемене Соединенные Штаты поддерживают воздушные удары Саудовской Аравии по хуситам, получившим иранскую тренировку.

Это – суть империи. Британская поговорка «нет постоянных друзей и постоянных врагов, есть только постоянные интересы» – это старое, но верное клише (как и большинство других). Соединенные Штаты находятся в процессе усвоения этого урока. Во многих отношениях Соединенные Штаты были более привлекательны, когда у них были четко определенные друзья и враги. Но это – роскошь, которую империи не могут себе позволить.

Построение системы баланса

Теперь мы видим, что Соединенные Штаты меняют свою стратегию, учась поддерживать баланс. Мировая держава не может себе позволить быть непосредственно вовлеченной во множество конфликтов, с которыми она сталкивается по всему миру. Она быстро истощится. Используя различные инструменты, она должна создавать региональные и глобальные балансы без узурпации внутреннего суверенитета стран. Хитрость в том, чтобы создать ситуации, когда другие страны хотят делать то, что в интересах США.

Эта тяжелая работа. Первый шаг заключается в использовании экономических стимулов для формирования поведения других стран. Этим занимается не Министерство торговли США, а бизнес. Второй заключается в предоставлении экономической помощи колеблющимся странам. Третий – оказывать военную помощь. Четвертый – отправить советников. Пятый – отправить вооруженные силы. Прыжок с четвертого уровня на пятый труднее всего осуществить. К отправке вооруженных сил почти никогда не следует прибегать. Но когда советники и помощь не решают проблему, которая должна быть срочно решена, то единственным типом силы, которая может использоваться, являются вооруженные силы. Римские легионы были использованы экономно, но когда они использовались, они приносили подавляющее преимущество.

Обязанности империи

Я намеренно говорю о Соединенных Штатах как об империи, зная, что этот термин раздражает. Те, кто называет Соединенные Штаты империей, как правило, имеют в виду что-то плохое. Другие называют США еще как-то по-другому. Но для Соединенных Штатов полезно признать реальность. Всегда полезно быть честным, особенно с самим собой. Но важнее то, что, если Соединенные Штаты  будут думать о себе как об империи, они начнут извлекать уроки императорской власти. Ничто не является более вредным, чем империи, использующие свою власть небрежно.

Это правда, что Соединенные Штаты не собирались стать империей. Верно также и то, что намерения США не имели значения. Обстоятельства, история и геополитика создали государство, которое, если даже не является империей, то, по крайней мере, выглядит как империя. Империи могут быть далеко не угнетающими. Персы были достаточно либеральными в своих взглядах. Американская идеология и американская реальность – совсем не обязательно несовместимы по своей природе. Но нужно признать две вещи: во-первых, Соединенные Штаты не могут отдать власть, которой обладают. Нет способа это осуществить. Во-вторых, учитывая обширность этой власти, США буду вовлечены в конфликты, хотят они этого или нет. Империй часто боялись, иногда уважали, но никогда не любили в остальной части мира. И делая вид, что вы – не империя, не поможет никого убедить, что вы – не империя.

Текущее поддержание баланса сил на Ближнем Востоке представляет собой фундаментальное изменение американской стратегии. Пока неуклюжее и плохо продуманное, но это уже факт. А для остального мира все более редкой будет мысль о том, что «придут американцы». Соединенные Штаты не будут вмешиваться. Они будут управлять ситуацией, иногда в пользу одной страны, а иногда в пользу другой.

Джордж Фридман

Перевод rous.ws

Русь | Всесвіт © rous.ws 2014-2016 Київ rss