ФСБ России теряет последние остатки человеческого облика

Там, где есть свобода, взрослая жизнь наступает с первой любовью. С первым сексом – как правило, нелепым и неудачным. С первой разлукой. С первым предательством. С первым самостоятельным, без родителей, проживанием. С первым трудом. С первыми похоронами близких.
В России взрослая жизнь наступает с первым звонком от ФСБ и с первыми угрозами.
Я уже рассказывал вам, что 19 декабря во время пресс-конференции Путина вместе с нами задержали двух совсем ещё юных девчонок, которые шли от метро «Выставочная» в находящийся рядом торговый центр. Они шли завтракать, они знать ничего не знали о нашем существовании и о том, что происходит. Мы, в свою очередь, ничего не знали о них. Они просто оказались в неудачном месте в неудачное время и в итоге просидели с нами в клетке пять часов. Если мы — невиновные, то они — похищенные, захваченные, и никак иначе.
В отделении полиции мы, конечно, общались — что там ещё столько часов делать? Кто где учится-работает, у кого какие хобби — самые обыкновенные житейские разговоры. Потом, после «освобождения», все вместе пошли пить чай. Вечером расстались. Всё.
И вот вчера этим девушкам позвонили. Звонили с одного и того же номера. Человек, не назвав ни имени, ни фамилии, сказал, что он из ОВД и попросил о встрече. Сначала разговаривал мягко, предлагал перейти на «ты», и прочее. Потом, когда девушки отказались встречаться, начал пугать. «Если вы будете от меня бегать, вам придётся встречаться со мной через органы». На предложение задать все вопросы прямо по телефону ответил отказом: «Это не телефонный разговор». В итоге обе девушки отказались говорить. И написали мне. Просто предупредили о звонке и спросили: «Что происходит? Что нам делать?». Скорее всего, именно для этого их с самого начала и задержали, задержали вовсе «не случайно», чтобы потом использовать как самое слабое, беззащитное звено.
Час назад я позвонил этому человеку. Передаю всё, что сказал ему, остальным сотрудникам ФСБ и центра «Э», установившим за мной и моими друзьями слежку.
Я прекрасно понимаю, что вы на службе и просто выполняете свою работу. Но помимо всего прочего вы — мужчины, у которых наверняка есть свои дети. Прошу вас, не совершайте вопиющей подлости в отношении других почти ещё детей. У вас есть номер моего телефона, который вы имеете возможность прослушивать. Другого телефона у меня нет. Вы читаете мой фейсбук и почту. Этого вполне достаточно. Всё, АБСОЛЮТНО ВСЁ, что я делаю (и лично, и в рамках Julia & Winston со своими друзьями) я делаю в открытую, и не вижу никакого смысла делать это иначе. Я никогда не скрывал своего отношения к нынешней российской власти и того, что я сделаю всё от меня зависящее, чтобы эта власть, эти законы, эта система — сменились. МИРНЫМ И БЕЗОРУЖНЫМ ПУТЁМ. У меня нет оружия, даже травматического. Я не употребляю наркотики. Я не планирую террористические акты, убийства, штурмы и захваты зданий и прочие преступления. Нет никакого смысла устраивать все эти шпионские игрища, мучить окружающих меня людей, да ещё и не имеющих никакого отношения ни к каким «акциям протеста», внедрять их в мою компанию, заставлять их подслушивать, подсматривать, доносить. Перестаньте пугать их, они только-только начали свою жизнь. А они по вашей милости (по крайней мере, одна из девушек) реально напуганы.
Будьте людьми.
Отдельно я хочу обратиться к Тане и Полине. То, что вы отказались говорить и предупредили меня о звонках, заставило меня вчера расплакаться. Честно. Я уже почти перестал надеяться, что такие люди, как вы, существуют. Благодаря вам ещё хочется жить и что-то делать. Отныне я навсегда ваш брат. Если вам понадобится любая помощь, хоть бы и гвоздь в стенку забить)), вы можете мне звонить хоть посреди ночи, и вы никогда не услышите отказа. Будьте счастливы и простите меня. Видит Бог, я не хотел втягивать вас в такие истории((.
Всей остальной «84 процентной» стране желаю хорошего нового года. По водочке — и под ёлочку. Хрю.
Левкович

Евгений Левкович, российский журналист

Русь | Всесвіт © rous.ws Думки авторів не завжди збігаються з думкою редакції rss